Рейтинг@Mail.ru
Литературный клуб "Журавушка"

Одноразовые чувства

– Вот об этом я и говорю.

– Нат абсолютно права, – сказал я и ткнул пальцем в мягкое плечо друга. – А ты, Рыхлый, говорил не об этом.

Немного поразмыслив, Макс продолжил наседать на меня:

– Но давай разберёмся с тобой. Ты ни с кем никогда не встречался, весёлым компаниям предпочитаешь уединение за холстом. А я твой единственный друг, да и то потому, что встречаюсь с лучшей подругой твоей сестры. И при этом к двадцати двум годам ты умудрился стать таким же зависимым от пластин, как и все остальные. Где логика, не пойму?

– Ошибки подростково-пубертатного периода, – процедил я и направился к выходу.

Однако Макс вошёл во вкус и не думал меня отпускать.

– Окей, допустим. Но а сейчас-то ты зачем продолжаешь свой бессмысленный бунт под названием "Иван Скорпинцев против всех"? Чего ради?

– Чего ради? – переспросил я и задумался. – Ради свободы.

Макс откинулся на спинку стула и закрыл лицо рукой:

– Пресвятые угодники, о какой свободе ты ведёшь речь?

– Он про общины натуралов, – снова за меня пояснила Нат. – Макс, разве ты не знал, что иллюстрирует "Закат в лагуне"? Влюблённая пара на берегу тропического острова. По-настоящему влюблённая.

– Общины натуралов? Вы серьёзно? – Макс натянул улыбку. Вышло неубедительно. – Так они тебя и приняли. Ведь ты для них – фальшивый человек, синтетик. Как ещё они нас называют?

– Да плевать как. Сейчас я могу быть для них кем угодно, главное – кем я стану завтра.

– О! – только и выдавил из себя Макс.

Я вернулся в свою комнату, закрыл дверь и уселся перед незаконченной картиной. Пошёл четвёртый месяц тщетных попыток завершить начатое. Оставалось, по сути, не так много работы, но, перестав принимать пластины, я боялся, что не смогу творить так, как раньше и испорчу картину. Этот страх болезненно впился в душу острыми когтями и не желал отпускать.

В тот день ничего не изменилось.

 

***

Защита диплома прошла успешно. Отчислили только самых тупых и ленивых. Я не удивился, узнав, что в список вошли почти все "голубки" усопшего ректора. Палыч не церемонился, получив власть.

Второй раз за пять лет я отправился на студенческую вечеринку в ночной клуб. Прошлый случился на первом курсе во время так называемого посвящения, после которого я твёрдо решил, что вечеринки – не моя стихия. Но на сей раз повод казался весьма убедительным. Как-никак выпускной.

Часа два мне было весело, я плясал на танцполе, шутил и смеялся. Затем, когда действие пластины веселья закончилось, я не стал принимать следующую, а взял два бокала виски и занял свободный диван в тёмном углу, где кислотной музыки и едкого сигаретного дыма было меньше всего. Время замедлило бег, я взирал на происходящее и думал о жизни и перспективах. О том, что, если ничего не изменится, мне, рано или поздно, предстоит влиться в струю. Устроиться на работу, которую я буду ненавидеть, пока не приму пластину интереса. Писать картины и стихи, пока однажды вечером, забыв напичкать себя вдохновением, я не посмотрю на них безразличным взором и не сожгу на костре. Жениться на девушке, которая будет любить меня по графику – восемнадцать часов в сутки и ни часом больше.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru