Рейтинг@Mail.ru
мишка на обочине

Мятые ведра

Леший завел нас с Санькой в эту глушь. Поутру мы свернули с наезженной дороги на Пяльму, решив срезать путь по лесу, и к вечеру окончательно поняли, что заблудились.

Август выдался зябкий и ветреный. Зарастающий песчаный проселок петлял вдоль каменистого Онежского берега, то взбегая на сухомошные бугры, то проваливаясь в сырое черничное раменье, и мы, без особой надежды, решили заночевать в ближайшей деревеньке, что была означена на карте.

Под закат на нашем пути действительно выросло несколько мертвых построек с переломленными хребтами матиц.  Меж безглазых срубов полыхала зеленым прибоем буйная крапива.  По опустевшим огородам кучерявилась березовая чепурыга…

Мы, было уже, решили пройти это грустное погиблое место,  поставить палатку, как вдруг перед нами выбежало маленькое козье стадо, и в недоумении остановилось, рассматривая нас. Немного подумав, козы прыснули в крапиву и растворились  в зарослях мохнатыми призраками.

Деревня оказалась обитаемой.

Через минуту мы уже входили во  двор крепко вросшей в землю избы. Посреди обреченного села, этот маленький оазис  приятно поражал своей ухоженностью и аккуратностью.

Двор был обнесен невысокими слегами. Крапива, расступившись, давала место небольшому ухоженному огороду, с отцветающей картошкой, несколькими рядами капустных грядок и зелени. Огород был густо зарешечен жердями, видимо, от прожорливых коз.

И повсюду, в самых неожиданных местах, нам бросились в глаза… мятые ведра. Они были развешаны на слегах, стояли возле крыльца и на скамье у замшелого сарая, воздеты на колья посреди грядок и развешаны по стенам дома, на гвоздях и скобах. Ведер было никак не менее полусотни. Некоторые совсем старые, ржавые, ощеренные отпаявшимися днищами, другие – почти новые, но также измятые с гнутыми дужками.

- Никак в гости кто к нам на вецор! Машину, цоль, поломали? -  во двор вошла маленькая старушка с лицом, сморщенным, как персиковая косточка, на котором живо блестели добрые темно зеленые глаза.

Одета старушка была в старый латанный ватник, с под которого виднелся  темно-синий  набойный сарафан, голова покрыта цветастым платком, повязанным  по-старинному - защепом, ноги же были обуты в большие стоптанные кирзовые сапоги. За плечами горбился берестяной пестерь. Под его лямки был пристроен травяной сноп. Вообще старушка напоминала добрую колдунью, какими их изображают в детских сказках.

- Здравствуйте, бабушка! Без машины мы. Путешествуем… Вот, переночевать хотели в деревне. Не помешаем?

- А цаво мешать то? Проходите, странники, ноцуйте. И цо вам дома-от не сидитца…

Старушка повела нас в избу, где в сенях Санька с грохотом споткнулся о пару ведер, пристроенных в проходе.

Затеплилась копченая керосинка, озарив дрожащим рыжим светом чистую горницу. Беленая печь, тканые половики, нехитрая посуда в заблюднике – все было на своем месте, расставлено и прилажено, насколько позволял возраст и силы хозяйки.


Рейтинг@Mail.ru