Рейтинг@Mail.ru

Не от хорошей жизни

Цап-цап-цап, так-так-так, тук-тук-тук, цоп-цоп-цоп…
Делаем чопперы. Это такие камушки с двумя сколами, врежешь таким камушком кому по черепушке, и все, аминь. Вон, машина скалывает, ползут чопперы по конвейеру, только успевай собирать.
Хочется крикнуть - поспева-а-а-й!
И не кричу.
Сам такой был, сам знаю, как это бывает, первый раз на новом месте, скажут тебе сядь, ты сидишь, скажут ляг, ты лежишь, скажут принести ведро компрессии, и полдня бегаешь по заводу, ищешь… и краску голубую в розовый горошек.
Так что ничего парняга работает, бывает хуже. Оно и к лучшему, что не торопится, вдумчивый, старательный, а то бывает, захочет свою прыть показать, быстро-быстро-быстро все делает, а назавтра переделывает все по новой… был у меня тут один…
Ладно, не о том речь.
Так что ничего парень, понимает, копья делает, наконечники для стрел, пищаль мастерит, бли-ин, я сколько над пищалью этой бился, так и не понял, как делать, а этот сразу…
Скользят, скользят по конвейеру стрелы, наконечники, копья, подковы, стремена, а еще рысьи шапки делать, бли-ин, иголку не помню, когда последний раз держал… никогда…
- Ну что? Освоился?
Смотрю на парнишку, тощий, бледный, откуда его сюда черт принес, учится где-нибудь или братья-сестры у него маленькие на шее, кормить надо… От хорошей жизни-то сюда не идут…
- Ну… немного.
- Ничего, привыкнешь… я тоже тут поначалу…
Замолкаю. Даже не знаю толком, где тут.
- А… а что мы делаем?
- То есть?
- Ну… производим что?
- Ну как что… вон, наконечники, копья, пики…
- А из всего этого что будет?
- Много будешь знать, скоро состаришься.
- Не, правда?
- Правда…
Ловлю себя на том, что не знаю. Вот так. Просто. Никогда у шефа не спрашивал, что делаем, не до того было, что-то спрашивать.
Тут вообще спрашивать некогда, поставили тебя работу работать, вот и работай работу. Вон сегодня заказ привезли, пушки, пушки, пушки, только и успеваешь к ним колеса прикручивать, ядра, ядра, ядра, порох, отсырел, с-сука, еще сколько его просушивать, а надо поскорее. А там и фрегаты изволь делать, и корабельных сосен, самых высоких, мачты, паруса ткать, километрами, километрами, бойницы для пушек прорубать…
- Поспеша-а-ай!
Вот тут можно на парнягу прикрикнуть, не первый месяц все-таки работает. Спохватился, засуетился, только его спохватывания-засуетывания минут на пять хватит, потом опять через пень-колоду работать начнет. Нет, зря его взяли, можно и порасторопнее найти…
Надо бы хозяину намекнуть…
Хозяину…
К хозяину лучше и близко не подходить, как глянет… хотя нет, я ему руки целовать готов, выручил…
Клею листовку, воровато оглядываюсь, счас налетит бабища какая-нибудь, а-а-а, на дверь не клее-е-е-ить, а-а-аа, щас мили-и-и-ицию… и почему таких бабищ без намордника выпускают, куда милиция смотрит…
Еще раз смотрю на бумажку, все при всем, Надюшка моя смотрит с фотки, Надежда моя, два хвостика, переднего зубика не хватает, недавно выпал…
Если вы дадите хотя бы десять рублей, мы будем вам безумно благодарны…
Говорят, помогает… И сколько людей, интересно, пройдет, прочитает, поохает… и пойдет дальше. Пра-ально, это же труд какой зад поднять, деньги перевести…
Отступаю. Налетаю на прохожего, ну чего ты тут встал, чего встал… вот это тоже убивает, любит наш народ про чужие болезни читать, ох, любит…
- Из-звините.
Пожимает плечами, мол, ничего страшного. Высокий, тощий, будто вообще ничего под одеждой нет. Лицо под капюшоном. Вот это не люблю, когда лицо под капюшоном, такой ножичек к горлу приставит, мало не покажется…
- Деньги нужны?
- А?
Оборачиваюсь. Вздрагиваю от этого голоса, нехороший голос, от него холодом веет.
- Деньги нужны?
- Ну… Надька у меня…
- А работаете где?
- Какое работаете… уволился к чертям, с Надькой-то кто сидеть будет… мамаша сучка умотала, а-аа-а, карьеру она, видите ли, делает, а-а-а, больной ребенок мешает… - Хочу добавить все, что думаю про мамашу, не добавляю.
- А что умеете?
- А все. На фабрике десять лет отпахал, токарем, потом на станках программным… на лазерной резке всякое там делали, на заводе все делали, ну и халтурку, кому там оградку сделать или чего…
Кивает. Смотрит на плакат, где написана страшная сумма, полтора миллиона на клинику где-то там, там, в Израиле…
- Оплачу.
- Да вы что, благоде…
- …отработаете.
Киваю. Хоть всю жизнь отрабатывать буду, за Надьку сам себя в рабство продам…
- Поспеша-а-а-й!
Парняга поспешает. Ничего, как-то освоился парень, поживее работать начал, винтовки собирает, затворы проверяет, все при всем, молодчина. Зря я на него так…
Торопимся. Хозяин сказал, поживее надо, время не ждет. Собираем самолеты, по чертежам, по чертежам, и только вякни сейчас, что в жизни никогда самолеты не собирал, - мигом за дверь вылетишь, тут таких не держат. Торопимся, добавляем в самогонный аппарат этилен, какие-то хитромудрые эс-о-сколько-то-там, никогда в химии этой ничего не понимал и не хочу. Аппарат, конечно, не самогонный, черт знает, что там варится, разливается по баллонам, и изволь тащить их туда, на тележку, и дальше…
Волоку баллон, спотыкаюсь, грохаюсь под ноги хозяину.
- Осторожнее.
- П-простите.
- Грохнет же.
- П-простите.
Чувствую, что краснею, еще не хватало, хозяево добро угробить, вычтет потом, так вычтет, мало не покажется, и так у него на копейках работаю, долг за Надьку отдаю…
- Иприт же… отравитесь…
- Ип…
Давлюсь языком.
- Вы мне живой нужны.
Первый раз в голосе хозяина слышатся живые нотки.
Земля покачивается под ногами, смотрю вслед хозяину, вон он идет, высокий, тощий, как будто под одеждой ничего нет…
- А…
- Что такое?
Оборачивается, смотрит на меян. Не вижу его глаз, но знаю - смотроит.
- А… запрещено же… иприт…
Кивает.
- Еще не запрещено.
Уходит. Возвращаюсь к баллонам, знаю, что закрыты, а все равно хочется надеть противогаз…

- А я знаю…
- Чего тебе?
Парняга стоит надо мной, теребит гранату, парень, ты тут с гранатой не очень-то…
- А я знаю, что мы делаем.
- Да ну…
- Ну.
Прямо обида берет, вот так, три года у хозяина пашу, хоть бы слово мне сказал, а тут подобрали какого-то без году неделя, и нате вам… уже все знает…
- Да не, мне не хозяин… я сам понял…
Идем в цех, работы сегодня навалом, тигерпанцер, пантерпанцер, мессершмиты стоят, ждут своего часа…
Стоп…
Оглядываю ряды танков, самолетов, машин, увенчанных свастикой, вот черт…
- Б-быть не может…
Кто это сказал… а-а, это я сказал, уже пугаюсь собственного голоса.
- Это мы на них… на них вкалываем, да?
- На кого? А-а… Да нет… не так вы поняли… смотрите.
Смотрю дальше по конвейеру. Узнаю Тэ тридцать четвертый, видел в каком-то музее боевой славы, узнаю «максим», м-мать моя, мы тут и Катюши делать будем…
- Теперь понимаете, что мы делаем?
- Н-нет.
- Да вы что? Я еще тогда в первый день задумался…
Много ты задумываешься, парень, не к добру….
- …там кольчужку делал, а на ней бирочка заводская, Пересвет…
- А с Челубеем кольчужки не было?
- Была… только не кольчужка, другое что… - глаза сверкают, обкурился, что ли… - так понимаете, что делаем? Понимаете?
- А что?
- …ну вот я ему и говорю, Кирюха, ты каким местом думаешь, тачка на ладан дышит, он загрузил по самое не могу… Один хрен зараз все не увезем, никуда она твоя дача не убежит… а Кирюху хрен переспоришь… ну вот как выехали, мимо гаишников премся, тут-то жигуль и сдох… ни раньше ни позже… и газелька сзади бах, в бампер… короче, встряли…
Смотрю на парнягу, ты чего, сдурел, или как. Почти физически чувствую за спиной хозяина, остановился, замер, прислушался, зашагал дальше…
Спохватываюсь.
Начинаю понимать, что делаем…
Начинаю понимать…

- А как вы думаете… это в каком мире все…
- Что все? - смотрю на парнягу, ты чего там бормочешь. Это бывает, вот так человек носом клевать начнет, и давай болтать во сне не пойми что. Помню, батя у меня так закимарил, начал дичь пороть, про капусту, про какой-то кочан…
Ладно, не о том речь…
- Да это… что мы делаем.
Хочу ответить. Понимаю, что не знаю, что отвечать. Что вообще ничего об этом не знаю. Как-то не задумывался. Не до того было, чтобы задумываться, заказ притащили, и пошло-поехало, станки, краны, конвейеры, цап-цап-цап, так-так-так, тук-тук-тук, цоп-цоп-цоп, отгрузили, конец смены, всем спасибо…
- То есть… в каком мире?
- Ну, не в нашем же.
Почему не в нашем?
- Ну… у нас же все это было уже… Пересвет, Челубей…
Киваю. Было. Было и быльем поросло.
- Ну знаешь… говорят, есть другие миры.
Говорят… говорят, что кур доят. Что я об этом знаю, что я тут вообще взялся судить, нашелся тоже мне Хокинг и Эйнштейн в одном флаконе местного разлива…
- Ну вот, может, это в другом каком мире все… реализуется.
Молчим. Курим. Хозяин видит, что курим, ничего не говорит. Вот, не человек, и то понимает, что человеку отдыхать надо. Наш брат бы тут варежку разинул, а-аа-а, бездельники…
- Не жалко вам их?
- Кого?
- Ну этих… в тех мирах…
Что-то взрывается в душе.
- Мне дочку свою жалко было, вот что…

- А вы?


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru