Рейтинг@Mail.ru

ОСНОВАНИЕ НОВОПЫШМИНСКОЙ СЛОБОДЫ (Хронология, посе

2.О составе и местоположении Пышминских поселений Невьянского монастыря.
Фигурировавшая в документах, как монастырская деревня (заимка, пустошь), в переписных и отдаточных книгах 1703 и1704 гг. вдруг обнаружила в себе четыре населённых пункта. Это деревни Кекурская, Мельнишная, Кашина, Глухово [1].
Первая – непосредственно у устья Кунары, вторая – на расстоянии километра выше по этому же пышминскому притоку. Остальные поселения также по Кунаре. До Кашиной, пожалуй, от устья километров семь. Самая удалённая - деревня Глухово. Сегодня это пригород Богдановича.
Приведённые выше топонимы появились в Верхотурских актах только после передачи крестьян Невьянского монастыря заводам Никиты Демидова. Нет их и на чертеже Сибири Семёна Ремезова, составленном в 1699 – 1700 гг.[8].
Динамика изменения количества крестьянских (бобыльских, здесь и далее в т.ч.) дворов говорит о том, что эти деревни (или большинство из них) вероятно и ранее входили в состав Невьянской заимки, как составные и безымянные её части. По переписи 1679 г. здесь 19 крестьянских дворов, по переписи 1704 г – 24 [1]. Не велика разница.
В монастырских поселениях существовала своя инфраструктура, отличавшая их от других деревень. Имелись, принадлежавшие обители, дворы для посельского старца и наёмных работников. Эти наёмные работники обрабатывали землю. В Пышминской заимке таковой («чисто» монастырской, т.е. обрабатываемой не «местными» крестьянами, а нанятыми людьми) было в 1679 г, « по десяти десятин в поле, а в дву по тому ж» [1].
Там же стоял скотский двор, хлебные амбары. Манькова И.Л. сообщает о вотчинах Невьянского и Далматовского монастырей, что там имела место практика обработки пашни наездом. « В посельях, расположенных на большом расстоянии, были построены специальные казенные дворы “для приезду на пашни старцам и работным людям”[5].
Всё это хозяйство имело название «монастырского двора». Двор Невьянского монастыря показан на чертеже города Верхотурья (1699-1700 гг.) С.Ремезова [8]..Находился он в устье Кунары.
Да, но как мы выяснили, на этом же месте в 1704 г. обозначились деревня Кекур… Очевидно, она и называлась до этого монастырским двором. После царского указа 1702 г. . [11, с. 278] (позже – отменённого) о закрытии монастыря, название «Двор Невьянского монастыря» не могло присутствовать в официальных документах. Ему взамен пришло новое – Кекур, очевидно имевшее хождение среди народных масс и ранее.
Заметим, что Кекур 1704 г. представлен только одним крестьянским двором и тремя бобыльскими. Это, на мой взгляд, подчёркивает «дворовую» природу поселения.
На ланд-карте, составленной в 1734-1736 гг. (копия А.Кичигина 1744 г.) двор Невьянского монастыря опять на своем месте. Государь в 1706 г. сменил гнев на милость и вернул Пышминскую заимку обители [11, с. 343-346].
Кекур и Мельнишная не показаны. Видимо дворовое место вобрало их на карте в себя. Появилась деревня Заимка Третья. Наверное, это та Заимка, которая есть и на картах XXвека. На месте, где должна бы быть д. Кашина, стоит значок поселения, но наименование не нанесено. Зато выше по Кунаре новое название – Монастырска(я). Вероятно это второе имя д.Глухово, отражавшее её принадлежность. Кстати сказать, д. Мельнишная на картах XIXвека обозначалась как Спаская. Помните: « А смежна та земля Невьянского монастыря Спасскою слободою» [1].
К Мельничной, располагавшейся рядом с дворовым местом, прилипало одно из названий слободы Спасо-Богоявленского монастыря.
Ошибочным является мнение о принадлежности д. Курьи (сейчас с. Курьи Сухоложского района) к владениям НБМ. Истоки недоразумения в царской грамоте 1706 г. в адрес верхотурского воеводы А.И.Калитина, частично отменившей предыдущие указы о закрытии Невьянской обители и передаче монастырских крестьян Демидову [11, с.343-346].
Там приводится челобитье старцев: «И нам В. Г-рю пожаловать бы, для их древности /…/ и крестьян, которые живут возле монастыря, и Пышминскую заимку со крестьяны и с бобыли, да у той же Пышминской заимки монастырскую распашную новую землю, что пахали старцы и вкладчики, да деревню Курью и мельницы для пропитания». Однако, в «постановляющей» части разъясняется, что речь идёт о другом поселении. Велено вернуть: « Да того-ж Невьянскаго Богоявленскаго в Ницынском уезде в деревне Курье, 2 двора крестьянских с женами и с детьми /…/, да Пышминской монастырской заимки, а в них крестьянских и бобыльских 24 двора с женами и детьми пашни 30 десятин в поле, а в дву потому-ж; сенных покосов 2920 копен. Да той же Пышминской заимки распашной земли, что владели старцы и пахали вкладчики 17 десятин с полудесятиной в поле а в дву потому-ж, сенных покосов на 1/т на 200 копен». Эта деревня по Нице включалась в перечень монастырских владений в переписях 1659 и 1680 гг. [7, 4].
Можно смело сказать, что местоположение Пышминских поселений Невьянской обители достаточно ясно. Загадок здесь нет. Попутно мы установили, что точно «на Пышме», как В. Г-рь указал, находилось лишь дворовое место. Остальные – разнесены вдоль Кунары, на расстояние до 20 км. Возможно, по этой причине монастырь и не производил «декомпозицию» своей «заимки» вплоть до 1703 г.?


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru