Рейтинг@Mail.ru
«Фантастика патриотизма» — Конкурс фантастического рассказа

Под звёздным небом

***

Математика и связанные с ней прикладные науки неестественны для человека, — подумал Артур, протягивая кондуктору плату за проезд. — Они чужды его природе. Возможно поэтому все гениальные математики, физики и прочие апологеты точных наук были чуточку безумными: способности к математике могут проявлять только сумасшедшие. А может быть, они становились шизофрениками уже в процессе познания. Не суть, важно другое — неживое, то самое угловатое и серо-коричневое — это и есть проявление шизоидного начала, которое у обычного розоватого гуманитария сокрыто глубоко в подсознании и не получает должного развития. Больная нереализованная фантазия выливается в такие вот извращённые формы. Сон разума рождает чудовищ, игры разума компьютерщика — компьютерных чудовищ. Таких, как Алиса…
Сердце Артура сжалось от ноющей боли.
Как же я сразу не определил, что она — программа? — с горечью размышлял он, держась за поручень. — Нужно было устроить ей тест Тьюринга. Впрочем, какая уже разница? Проблема, конечно, не в ней, а во мне. Я такой же безумец, как тот парень, получивший Нобелевскую премию, которому везде мерещились агенты спецслужб. Как и он, я не могу отличить вымысел от реальности.
Собственное воображение играло с Артуром в опасную игру. Образы, рождённые в его голове, обретали физическое тело и становились полноправной частью его мира.
А что, если не только моего? — мысль была неожиданной. — Может быть, Создатель наделил меня способностью материализовывать мои идеи и желания? Только представь, — сказал себе Артур, — что обладаешь необычайной силой, а все эти, окружающие тебя, не понимают или не хотят этого признавать! Делают вид, что ничего не происходит и лишь украдкой за твоей спиной крутят пальцем у виска…
Последний образ, явственно возникший перед его внутренним взором, пугал. Артур тут же представил «скорую» перед офисом, здоровенных санитаров, надевающих на него смирительную рубашку.
Кажется, я окончательно спятил, — подумал Артур, вышел из автобуса и побрёл в сторону дома. — Пора завязывать с фантазиями. Заканчивай с творчеством, ни к чему хорошему это не приведёт.
Придя к себе, Артур проследовал в спальню и встал там, прислонившись плечом к стене. Он с грустью посмотрел на приклеенные к потолку разноцветные звёзды:
Как же мне жить без всего этого? Забросить свои творения, попытаться забыть о них? Быть таким, как все?
Жизнь художника без творчества пуста, она лишена какого-либо смысла, пресна и сера.
Смогу ли я принять это? — спрашивал себя Артур. — Захочу ли быть одним из общей массы? Весёлым, оригинальным, всеми любимым, но лишённым индивидуальности, безликим человеком, очередным номером, серийным изделием на бесконечном конвейере. Боже, тоска то какая!
На столе лежала заготовка из бумаги — узкий серпик растущей луны.
Зараза! — с неожиданной злостью подумал Артур. — Это всё из-за моих глупых увлечений!
Ему захотелось смять и выкинуть в корзину полумесяц, а потом сорвать звёзды, которые казались теперь всего лишь размалёванными бумажками, разорвать их на мелкие кусочки и растоптать по полу.
Я зашёл слишком далеко, — решил он. — Нужно остановиться, пока ещё есть возможность.


Рейтинг@Mail.ru