Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Годвер Е.-Берри Бон-28

Берри Бона, должно быть, тяготило одиночество, но близко он ни с кем не сходился и жил холостяком. Когда мы с приятелями врывались в тишину его дома, он, чаще всего, читал или занимался расчётами, однако я могу припомнить лишь пару случаев, когда он прогнал нас. Не то чтоб ему нравились непоседливые дети – нет, думаю, нет – просто-напросто ему было одиноко, а с нами было проще сладить, чем с кем-то ещё...

Он многому меня научил, точнее сказать – попытался научить, напрочь отбив тем самым всякую тягу к языческой волшбе, за что я ему безмерно благодарен. Отец, по счастью, не стал неволить меня продолжать семейное дело – он полагал достойным любое ремесло, которое приносило достойный доход.

Хоть я и постигал науку Берри Бона «от противного», моих скудных знаний хватало на то, чтобы понять – он был, без сомнения, выдающимся мастером. Но, когда я вспоминаю старину Берри – я вспоминаю его не склонившимся над столом со склянкой в руке, а таким, каким запомнил его с детства: чудаком с горящими глазами, меряющим шагами окутанную табачным дымом гостиную.

 

***

 

Говорят, время идёт быстро в старости, но медленно – в детстве, однако в Йолмане оно шагает, как попало. В переулке Нашептников перестроили гостиницу и снесли конюшню. Хеджисы разорились и продали особняк другим Хеджисам: их было без счёту, этих Хеджисов, молодых и старых, и все они друг друга терпеть не могли. Краска на фасаде дома Берри Бона выцвела, а одна из химер в град потеряла ухо.

Кузен подшутил не над тем человеком и упокоился на кладбище рядом с молочным братом, умершим за год до того от чахотки. У нас с Джесс всё было сложно.

Я, поразмыслив, подался в медицину. Не последнюю роль в том сыграли родители Джессики: они такой выбор всячески приветствовали и охотно принимали меня вечерами, потчевали пирогами и учёной беседой... Увы, их благосклонность ещё не значила благосклонности Джессики, и даже наоборот – иногда родительское одобрение, казалось, будило в ней чувство противоречия. Или же то было извечное стремление молодости к истине, пробуждающееся и угасающее в каждом поколении?

– Двуличные подлецы! Молитесь выгоды ради, кланяетесь любому встречному-поперечному! – бушевала Джесс, и её прелестное личико кривилось от гнева. – А ты будто бы добряк, да, Николас?! Лицемер! Кто тех, кого ты лечишь, в гроб вгоняет – уж не отец ли твой? – обрушивалась она на меня и следом – на родителей. – Одна яд продаёт, второй – противоядие, и довольны: двойная прибыль! Жертвы с убийцами любезничать принуждены, и слова против не скажет никто: соседское перемирие... Как вам только самим так жить не противно?!


Комментарии:
  1. Картинка профиля stalker

    Борис Долинго

    Вот то же самое, что и в рассказе «Цена вопроса», хотя рассказ и ровно в 4 раза больше по объёму: зарисовка, не более. Весь рассказ ожидаешь раскрытия тайны, появление «чудесной Хмари» – и в результате всё буднично заканчивается ничем, хотя написано литературно очень хорошо.
    Подробно описывается городок Йолман (видимо где-то в очередном «вымышленном королевстве»), взросление ГГ, история жизни, старение и смерть «титульного» персонажа Берри Бона – но где, собственно, фантастический элемент сюжета (кроме разве что декларированных упоминаний про якобы существующую магию)? Слабый намёк на призрак Берри Бона задачу не решает, увы. Так и заканчивается рассказ – образом ГГ, сидящего и рассматривающего письмо от своей старой возлюбленной. И снова вопрос: «Ну и что?»
    Возможно, у автора это просто отрывок из повести и романа – вот это вполне могу представить. И, вполне возможно, какой-то отрывок из романа можно представить как «рассказ», но тогда этот текст должен иметь все атрибуты законченного произведения, чего в данном случае не наблюдается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru