Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Годвер Е.-Цена вопроса-7

– И всё же ты уходишь. У нас разные дороги, Джаред. Но если когда-нибудь…– Она замолчала. Её взгляд, прямой и открытый, задевал что-то глубоко внутри.

– Да, – повторил он, вызвал виртуальный терминал и нажал «Выход». Миллионы пикселей её прекрасного лица погасли; но перед тем её губы успели сложиться в последнюю, не прописанную в коде улыбку. Ласковую и чуточку печальную: «До встречи, Джаред».

– Меня зовут Константин, – громко сказал он. – Ивлев Константин Евгеньевич.

Чем дальше, тем чаще ему казалось – она тоже всё понимала, его Елена Прекрасная: маломощный ИИ, персонаж-напарник из старенькой компьютерной игры, к которой Ивлев сумел кое-как присобачить софт для переноса сознания в виртуал; знала и понимала, что предлагает ему и вместо чего. Он каждый раз рассказывал ей всё, но она забывала… Или нет?

 

Последним Ивлев выдернул кабель из порта на затылке; встал, потянулся и, привычно ступая по накренившемуся полу беспомощно распластанного на земле корабля, вышел из рубки. Гулкое эхо шагов после богатства звуков на Олимбусе казалось противоестественным, чужеродным; в железных коридорах пахло ничем. Пёс на лежанке из обрывков посадочного парашюта – робопес АХ-1 «Робинзон», чей век без нормального техобслуживания подходил к концу, – навострил уши и попытался приподняться на передних лапах. А сколько еще без нормального обслуживания мог проработать корабельный синтезатор пищи на скудной местной органике?

– Идём, Роб. – Ивлев открыл шлюз, взял собаку на руки, и, пыхтя, спустился по трапу. Робинзон не мог всё время оставаться снаружи – там он ржавел; но его батареям нужен был свет.

Корабль после столкновения с метеоритом упал в одной из заброшенных колоний периода Первой Экспансии. Командир и второй пилот погибли при ударе о планету; Ивлеву в навигационной рубке чудом повезло выжить. Он помнил свою радость в первые минуты, когда увидел человеческие дома – и горькое, чёрное разочарование, которое последовало потом. Радио молчало. Связи с Землёй не было, посёлок сильно пострадал от дождей и морозов, из-за чего почти всё невывезенное оборудование оказалось непригодно к использованию. Только в корпусе одного из компьютеров отыскалась провезённая в колонию контрабандой игровая приставка. Она была надежно запрятана и потому сохранилась. И работала.

За двенадцать лет со дня аварии Ивлев прошёл историю капитана Джареда Уолкера и войны за планету-оазис тысячу раз; или больше: он не считал. Каждый раз она оканчивалась одинаково: капитан принимал решение покинуть Олимбос, прощался с Хелен у посадочной площадки и уходил… Выходил из игры.

– Вот так. – Ивлев уложил пса на глинистую землю и сам сел рядом; тот благодарно лизнул руку. Робинзон умел лаять, но с некоторых пор перестал: зауважал тишину пустынного мира, в котором неумелые попытки сделать климат более благоприятным для земной флоры и фауны почти уничтожили местные виды. Ивлев досадовал на это молчание: он был бы рад поговорить хотя бы с собакой. Но Робинзон безмолвствовал и всё реже поднимал голову, чтобы взглянуть на неприветливое серое небо.


Комментарии:
  1. Картинка профиля stalker

    Борис Долинго

    Едва начал читать, хотелось воскликнуть: «Ну и опереточность!» Но потом стало понятно, что начало – это фрагмент из компьютерной игры. А суть рассказа в том, что единственный выживший астронавт в потерпевшем аварию корабле вот уже 12 лет играет по кругу в компьютерную игру, в которой возможно полное погружение в виртуальную реальность.
    В компьютерной игре астронавт влюблён в персонаж игры. Периодически выходит из игры, вытаскивает кибернетическую собаку на солнце для подзарядки батарей у робопса. Ждёт помощи и рассуждает о том, что помощи вряд ли он успеет дождаться, и что, возможно, стоит уйти в компьютерную игру и там и умереть. Но что-то не даёт ему остаться, и это что-то образ героя-капитана из компьютерной игры в том смысле, что умереть в компьютерной игре – это явное малодушие, и герой-капитан так бы точно не поступил. Конец текста.
    Рассказ вроде бы и очень неплох, но… лишь по своей задумке. Автор владеет словом – написано, действительно, очень хорошо, но это, безусловно, какое-то незаконченное произведение, и журналу в существующем виде точно не подходит. Зарисовка, часть чего-то большего, что осталось за кадром или ещё не написано. Чего-то здесь не хватает – после прочтения на языке вертится вопрос: «Ну и что с того?» Нет какого-то более мощного (и почти всегда необходимого именно в произведении короткой формы) поворота сюжета. Рассказ словно какое-то неисполненное обещание: ждёшь много, но конец разочаровывает. Нужен тут какой-то оригинальных ход, а не просто ссылка на образ героя компьютерной игры.
    Рассказ короткий – всего 7 т.зн., но это ничего не значит. Бывают и короткие рассказы, но полностью «завершённые». Здесь же именно завершённости и не хватает.
    Очень бы рекомендовал автору постараться сделать из данной сюжетной идеи что-то более внятное и «завершённое». Идея-то неплохая. Возможно, потребуется серьёзное увеличение объёма текста – если это сработает на пользу дела, то почему нет? Не всегда супер лаконичность – это хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru