Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

– Ух, – как филин ухнул с задней парты председатель комиссии. – Однако. Разрешите мне вопрос задать.

– Да-да, конечно, Константин Аркадьевич, задавайте! – поспешила ответить Нина Васильевна.

– Спасибо. Часто вы общаетесь с отцом, Андрей Тимофеевич?

– Мы с мамой общаемся с ним раз в три месяца, – не привыкший к такому «взрослому» обращению, мальчик воспринял вопрос по-своему. – Точнее, пока «Пилигрим» был в пути, мы общались раз в три месяца. Правда, были перебои со связью, когда он проходил пояс астероидов. А, ещё и из-за Юпитера тоже сильные помехи были, полгода не разговаривали. Последний, ой, папа сказал, что всегда надо говорить «крайний», крайний раз он отправлял послание с Энцелада. Правда, всего три минуты, и всё с рябью. Не знаю, дошёл ему наш ответ, или нет.

Маленький Савченко, как мог, держался, но, произнеся эти слова, всё-таки всхлипнул.

– Всё ясно, – заключил Константин Аркадьевич. – Больше никаких вопросов докладчику не задавать. Проводите его к умывальнику. Кто твой лучший друг в классе?

– Серёжа Костюков.

– Нина Васильевна, будьте добры, распорядитесь!

– Да-да, конечно! Серёжа, проводи друга к умывальнику. Можете посидеть там до конца урока. Андрей, за доклад – «пятёрка»!

Когда дверь за ребятами закрылась, главный проверяющий провозгласил:

– Работа комиссии на этом закончена. Все необходимые выводы мы сделали.

Уже выходя, Константин Аркадьевич сказал учительнице:

– Я поражён уровнем подготовки третьеклассников! Предмет ваш определённо нужный, я буду ходатайствовать об этом во все вышестоящие инстанции.

Обрадованная Нина Васильевна хотела сказать что-нибудь председателю комиссии, но подходящих слов не нашла. Да тот её и не услышал бы. Окружённый другими проверяющими, он молчаливо шёл по школьным коридорам, погружённый в свои мысли, лишь изредка бросая в усы:

– Подумать только, пояс астероидов, перебои со связью... Надо же, помехи из-за Юпитера…

 

 

Бешеный ветер трепал «Пилигрима», но крюки, вбитые в лёд, прочно удерживали корабль на поверхности. Рядом стояла модульная станция, отдалённо напоминавшая со стороны эскимосское иглу. Внутри шла подготовка к погружению.

– Вы все в курсе задач, – сказал Генрих Шнайдер, – но перед самым ответственным этапом миссии считаю необходимым повторить порядок действий. Нет возражений?

– Говори, командир, – ответил за всех Робертс.

– Итак, сейчас Савченко и Чжен-Бао герметизируются внутри «Агляциона», затем выводят аппарат из модуля, и начинают процесс растопления льда, а затем погружения. Всё это вы не раз отработали в Антарктиде, сложностей быть не должно. У вас есть 168 часов на изучение подлёдного океана. В этот интервал вы должны собрать максимум информации и успеть вернуться к точке погружения, она же точка всплытия. По предположению наших учёных, температура океана должна увеличиваться по мере приближения к ядру спутника. Поэтому вы должны двигаться строго вниз. Там, на глубине наиболее вероятные условия для зарождения жизни. Помните, что связи с вами в это время не будет, поэтому действуйте сообразно обстоятельствам. Первостепенная задача – сохранить свою жизнь и вернуться, любая собранная вами информация продвинет человеческую науку. Потому не рискуйте! Мы с Робертсом останемся здесь. Будем собирать информацию о поверхности Энцелада, а также готовить «Пилигрим» к старту. И, конечно, ждать вас! Удачи, Тим и Чен!


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru