Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

– До встречи, Гена! До скорого, Мэт!

Чжен-Бао и Савченко заняли места в «Агляционе». Люк за ними плотно затворился. Из технически-жилого блока аппарат передвинулся в промежуточный отсек. Начался процесс выравнивания давления. И вот, открылись ворота. Ослепительная белизна энцеладийского льда ударила по глазам, и Тимофей поспешил надеть тёмные очки. В иллюминаторы виднелась гладкая поверхность спутника. Впереди угадывались каньоны Тинровых полос. Оттуда, из расщелин, били ледяные гейзеры. Многокилометровые столпы посылали частицы в бесконечность, и зрелище завораживало. Над этим всем простиралась безграничная тьма космоса. В вышине реял овеянный кольцами Сатурн, а в едва различимой жёлтой точке вдали Савченко признал Солнце, такое своё, такое родное…

– Мы на точке, Тим, – обратился к нему напарник.

– Понял тебя, Чен! Запускаю автоматику.

Загудели тепловые моторы, и лёд под «Агляционом» начал плавиться. Метр за метром аппарат погружался в толщу льда. Вот уже поверхность поравнялась с иллюминаторами. Вскоре «Агляцион» окружала сплошная масса смёрзшегося вещества, а наверху осталась огромная «лунка» правильной формы.

– Чен, по расчётам, слой льда закончится через 50 метров.

– Да, при нашей скорости движения мы достигнем океана через, – Чжен-Бао глянул на один из дисплеев, – через 78 минут.

– Слушай, Чен, ты когда-нибудь бывал на зимней рыбалке? – вдруг спросил Савченко.

– Нет, Тим, не бывал. Я же из Внутренней Монголии, у нас не принято есть рыбу. А к чему вопрос?

– Я в детстве с отцом частенько ходил на подлёдный лов. Просто мы сейчас – как рыбацкий бур. Когда просверлишь лунку, она быстро наполняется водой. Так будет и сейчас. Пора подключать верхние ускорители, чтобы нас не вытолкнуло наружу, как пробку от шампанского.

Плавное движение вниз продолжалось, и, как и ожидалось, в назначенное время произошло соприкосновение с поверхностью внутреннего океана. Огромная масса воды устремилась вверх, пытаясь утащить с собой «Агляцион». Благодаря чёткой работе системы верхних ускорителей, аппарату удалось преодолеть сопротивление и проскочить в глубину.

– Здравствуй, подлёдный мир Энцелада! – воскликнул Савченко.

 

 

– Как ты думаешь, Генрих, что ребята найдут подо льдом?

Робертс делал сколы пород грунта, переговариваясь со Шнайдером по встроенной радиостанции. В огромных скафандрах, способных выдержать сверхнизкую температуру, они работали в окрестностях базовой станции. Неподалёку начинался каньон первой Тигровой полосы, и в её расщелинах исследователи обнаружили многослойный срез из нескольких видов минералов.

– Не знаю, Мэтью, – поразмыслив, ответил Шнайдер. – Вполне возможно, что ничего. Точнее, никого.

– А я верю в успех! Не может всё, что мы преодолели быть напрасным! Генрих, мы же Четвёрка Первых, ты помнишь?

– Да, первые земляне за пределом пояса астероидов, первые, кто совершил посадку на спутнике Сатурна.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий для Борис Долинго Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru