Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

– Кто вы?

Гудящий голос эхом перекатывался в голове Тимофея.

– Кто вы? – снова раздался вопрос ниоткуда.

Чен замотал головой во все стороны.

– Ты тоже слышишь голос? ­– с ужасом догадался Савченко.

– Да, – в ответе Чена сквозила боль. – Он говорит со мной по-китайски.

Тут Тимофей сообразил, что с ним-то этот неведомый пытается заговорить по-русски.

– Кто вы? – гул превратился в звон, словно раскололся на тысячу осколков.

– Мы – земляне. Мы пришли с миром от всего человечества, – выдавил из себя Савченко. – А кто ты?

Ответа не последовало, но вместо слов Чен и Тимофей увидели то, что не укладывалось в сознании. Под лучи прожектора предстала огромная сущность, в десятки раз больше их аппарата. Сущность была полупрозрачной и не имела какой-то определённой формы. Сейчас она похожа на неправильную  сферу, ещё миг – и она превратилась в продолговатый цилиндр, в следующее мгновение – в что-то подобное амёбе, затем в эллипс, снова в цилиндр, и так непрерывно. Как завороженные, смотрели Чен и Тим на странный танец энцеладийского существа. Чжен-Бао осторожно повернул рычаг управления прожектором, и тут же бросил его. Не вынеся увиденного, он упал в забытьи. Всё пространство вокруг было заполнено такими же бесформенными созданиями. Тимофей и сам не заметил, как рухнул в обморок.

 

 

– Генрих, командир, мы не можем их бросить!

Мэтью стоял рядом со Шнайдером в кабине пилотов, закрывая от него кнопку старта.

– Робертс, возьмите себя в руки. Мы обязаны вернуться в назначенное время. Траектория полёта рассчитана с точностью до минуты. Мы должны стартовать через четыре часа, когда орбиты Земли и Энцелада будут в оптимальной корреляции. Да что я вам объясняю, и сами всё знаете!

– Генрих, ну там же наши ребята! Мы же десять лет вместе в космосе, и ещё три до того были вместе на Земле. Мы одна команда!

– Регламент есть регламент. Они должны были вернуться через 168 часов. Прошло 197. Возможно, их уже нет в живых.

– Шнайдер, как ты можешь так говорить!

– Не горячитесь, Робертс. Мы все – смертники. Не тебе ли, военному лётчику, это знать. Ровно через три часа пятьдесят восемь минут я нажму кнопку старта, и мы двинемся в путь на Землю. Там ждут результатов наших экспериментов, собранные нами образцы и наблюдения.

– Но ребят там тоже ждут!

– Через три часа пятьдесят семь минут я нажму кнопку старта, и через два года семь месяцев и девятнадцать дней мы окажемся на родной планете. Сейчас оптимальные условия для старта. Если упустим время – полёт займёт даже не десять лет, как сюда, а четырнадцать с половиной. Топлива на такой срок у нас не хватит, придётся вызывать дозаправщики, а это – лишние расходы. Мне, как командиру, этого не простят.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru