Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

К счастью, верным оказалось первое предположение. Чжен-Бао и Савченко без сознания лежали на полу в кабине батискафа. Шнайдер и Робертс аккуратно перенесли их на борт «Пилигрима». До оптимального времени старта оставалось двадцать девять минут.

Мэтью, горячая голова, успел ещё раз спуститься на «Агляцион» и забрать пробы энцеладийской воды, фотоснимки и видеозаписи погружения. Усмехнувшись, прихватил с навигационной панели старомодные часы Тимофея.

– Пять минут до старта! Займи своё место, напарник! – пригласил Шнайдер этта в кабину пилотов. Тот закрепил Чена и Тима на их кроватях и прыгнул в своё кресло.

В авральном режиме готовили запуск, с Землёй решили связаться уже после выхода на орбиту. Робертс мысленно благодарил Генриха за его прирождённую любовь к регламенту, благодаря которой двигатель готов к полёту.

– Три! Два! Один! Поехали!

 

– Мама, ты рада, что папа возвращается?

– Конечно рада, сынок!

Елена Николаевна с Андреем ранним утром приехали на космодром «Восточный». Сегодня состоится приземление пилотируемого космического корабля «Пилигрим», на котором прибудет Четвёрка Первых. Открытия, сделанные этой миссией на Энцеладе, перевернули представление человечества о самой природе жизни. По всему миру начались акции под девизом «Мы все – земляне». Люди призывали друг друга забыть о расовых, национальных и религиозных противоречиях. Мы – земляне, и это главное. Теперь, когда стало известно об иной разумной форме жизни, способной на телепатический контакт, люди начали смотреть на свои противоречия по-другому. Пока «Пилигрим» возвращался к Земле, мир изменился.

Но Андрея Савченко сейчас волновало не это. Он переживал, как наконец-то вживую познакомится с отцом. Теперь он, как и вся Четвёрка, мелькали во всех СМИ. Говорили, что он и Чен Чжен-Бао после контакта потеряли память, но за время полёта им удалось восстановиться. Какой же он, отец, которого видел только на голограммах?

И вот, наконец, «Пилигрим» приземлился. Из открывшейся дверцы вышел Мэтью Робертс, следом за ним Генрих Шнайдер, третьим вышел Чен Чжен-Бао и четвёртым – Тимофей Савченко. Они улыбались и махали руками.

Некоторое время ушло на дозиметрическое обследование на предмет радиационного заражения. Затем, по русской традиции, их встретили хлебом-солью. Когда формальности были соблюдены, к космонавтам пропустили родственников.

На шею Мэтту бросилась жена, обнимали два сына – один совсем взрослый, другой подросток. Чена встретила его скромная супруга с дочерью и сыном. Генрих сразу отправился к журналистам – дать первое после экспедиции интервью. А Тимофею навстречу бросился Андрюшка.

Смущение, овладевшее им поначалу, махом слетело. И словно он знал отца всю жизнь, кинулся в его объятия. Едва поспела за ним Елена Николаевна. Долго стояли они втроём, обнявшись.

– Сынок… – не сдерживая слёз, говорил Тимофей. – Какой ты у меня большой… Любимая… А ты совсем не изменилась, даже похорошела!


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru