Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

Рука сама потянулась к нагрудному карману. Тимофей достал цветную фотографию. Коллеги по экипажу первое время дивились этой его странности – любви к «аналоговым» вещам. Так они называли фотоснимки и бумажные книги, предпочитая голограммы и электронные ридеры. Да, конечно, голограмма удобнее. Её можно развернуть до любого размера, хоть в полной рост. Можно любоваться запечатлённым человеком со всех сторон, как в анфас, так и в профиль. Есть возможность демонстрации короткого видео. Но Тимофей считал это ложью и фальшью. Не то, что старые добрые фотки, где запечатлён один только единственный миг. С фотографии на Савченкова смотрели две пары глаз – любимая жена Елена и крохотный Андрюшка у неё на руках. Тимофей сделал этот снимок в день, когда привёз их домой из роддома. А через три недели был старт.

 

Елена Николаевна Савченко вернулась с института пораньше. Пары, которые она должна была сегодня вести, передали молодому аспиранту. Воспользовавшись внезапно появившимся свободным временем, она решила пересмотреть любимый документальный фильм. Нужный файл вскоре нашёлся, и из колонок полилась плавная речь диктора, сопровождающаяся кадрами кинохроники:

–  К 2048 году набралось достаточное количество косвенных доказательств существования внеземных форм жизни в Солнечной системе. Переворот в науке произошёл после обнаружения простейших микроорганизмов за пределами «зоны обитаемости». До этого считалось, что жизнь, в привычном для людей понимании, может зародиться только в определённых условиях. Главным из них признавали расстояние до звезды. Слишком близко – жарко, далеко – очень холодно. В Солнечной системе за границы «зоны обитаемости» приняли орбиты Марса и Венеры. Земля, что находится как раз между ними, пребывала в идеальных для появления жизни условиях. Многообразие мира вокруг отлично подтверждало эту теорию. Но и двум планетам-соседкам уделялось пристальное внимание.

Многочисленные экспедиции на Марс и несколько визитов на Венеру не принесли ожидаемых результатов. Да, действовали обитаемые станции, и СМИ вовсю трубили о колонизации космоса, но всё это сводилось лишь к обозначению собственного присутствия. Две станции – американско-японская и российско-китайская – располагались на поверхности Марса. Одна, что парила в верхних слоях венерианской атмосферы, наиболее комфортных для человека, была совместным проектом Роскосмоса и Европейского космического агентства. Но деятельность их сводилась к наблюдению за безжизненными пустынями и анализу данных, да некоторым экспериментам.

Конечно, это был бесспорный прорыв в освоении космоса, но были те, кто продолжал верить, что мы не одиноки. Исследования за пределами пояса астероидов казались бесперспективными, но председатель института астробиологии Российской академии наук Николай Петрович Горлицкий, заслуженный и глубокоуважаемый учёный, сумел претворить в реальность дело всей своей жизни.

Ещё со студенческих лет он интересовался спутниками Сатурна. Наконец, к восьмидесяти годам, набрав достаточное количество убедительных доводов и сплотив вокруг себя единомышленников, он реализовал свой главный проект – миссию «Архангел». Президент России Михаил Воронов лично одобрил эту экспедицию, и тогда правительство обнаружило в бюджете государства необходимую сумму. Автоматический зонд «Архангел» отправился к шестому по размерам спутнику Сатурна – Энцеладу. Именно там, по предположению Горлицкого, на Южном полюсе, в подлёдном океане, могли найтись признаки жизни. Зонды НАСА ни с чем вернулись с Европы и Титана – двух других предполагаемых колыбелей жизни. Теперь внимание всех учёных мира было приковано к российскому аппарату.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru