Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

Он внимательно изучал какую-то книгу, а Лена наблюдала краем глаза. Тут он достал общую тетрадь – обычную тетрадь, не планшет или карманный сканер, – и хотел что-то пометить. Похлопал себя по карманам, и, ни секунды не колеблясь, повернулся к соседке:

– Сударыня, не найдётся ли у вас запасной ручки?

Елену тогда тронуло это старомодное полузабытое обращение «сударыня». Ручки у неё не нашлось, но она предложила какой-то карандаш для макияжа из своей косметички.

– Ну что вы, в таком случае я лучше просто всё запомню, – вежливо отказался сосед.

И он действительно принялся перечитывать каждую страницу по несколько раз, тихонько проговаривая себе под нос.

В гардеробе Елена заметила, что давешний бородач из читального зала тоже получает одежду. Набравшись смелости, девушка подошла к нему и спросила:

– Ну что, удалось вам всё «просто запомнить»?

– Ах, это вы, сударыня, – улыбнулся парень. – Да, конечно. Понимаете, у меня своя особенная техника усвоения информации. Во-первых, необходимое условие – это печатный текст, причём именно на бумаге…

Он рассказывал Елене о своей методике вплоть до станции метро. Перед входом на секунду осёкся:

– Прошу прощения, забыл представиться! Тимофей Савченко, океанолог. Так вот, на чём я остановился?

И он продолжил объяснять премудрости памяти, а потом говорил о своей профессии. Оказалось, что он сейчас готовится к очередной экспедиции в Антарктиду, на подлёдное озеро Восток. Тимофей говорил об экстремофилах – уникальной форме микроорганизмов, способных выживать в невероятных условиях, без тепла и света. Рассказывал о суровой романтике полярников, про антарктические ветра и грядущие научные достижения. Лена слушала и не верила, что такие люди ещё есть – прямые, открытые, и в то же время глубоко мудрые, не по годам, с горящими глазами. Таким она представляла своего отца, Николая Петровича Горлицкого, когда тот был молодым. «Вот так же, наверное, маме вскружил голову рассказами о космосе», – подумала она об отце, невольно сравнив его с новым знакомым.

С Тимофеем они проговорили до самого её дома, и условились встретиться в следующий раз опять в библиотеке через неделю. Елена с нетерпением ждала исхода собой же назначенного срока, а потом, когда час встречи пришёл…

– Мама! – Андрюшка нетерпеливо переминался с ноги на ногу. – Мама, ты что, заснула? Я уже и покушал, и посуду помыл, и остальные уроки сделал, кроме доклада, а ты тут всё с альбомами сидишь!

– Да? – женщина встряхнула головой, будто скидывая нахлынувший туман воспоминаний. – Что-то задумалась просто, сынок. Ну, садись поближе. Я буду тебе рассказывать, а ты делай пометки, потом вместе поправим. Будет у тебя отличный доклад!


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий для Борис Долинго Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru