Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

Тимофей тут же вскочил с кровати и устремился в кабину пилотов. Чжен-Бао не отставал. Мэтью и Генрих уже давно находились на своих местах, и держали курс к ослепительно-белой сфере.

– Так вот ты какой, Ледяной мир! – вымолвил Тимофей.

Шестой по величине спутник Сатурна и действительно казался огромной глыбой льда. «Пилигрим» приближался к его поверхности, и вот уже чётко прослеживались кратеры у Северного полюса и те самые Тигровые полосы у Южного.

– Мэтт, поправка двести девятнадцать по альбедо! – скомандовал Шнайдер.

– Принято, – отозвался Робертс.

– Переводим систему в режим максимального торможения!

– Есть торможение!

– Дать максимум нагрузки на правый двигатель!

– Есть нагрузка!

– Внимание! Начинаю петлю снижения!

– Принято!

– Выпускаю шасси! Всем закрепиться!

– Есть закрепиться!

Робертс проверил плотность своих крепежей, а Чен и Савченко пристегнули себя ремнями к креслам.

– Внимание! – подал команду Шнайдер. – Осуществляем посадку!

Ладони Тимофея с силой вдавили подлокотники. Он ждал, что начнёт закладывать уши, как при посадке в самолёте, но система поддержки давления работала чётко. Удар! На миг в кабине пилотов погасло освещение, и тут же зажглось. «Пилигрим» некоторое время скользил по поверхности спутника, но вскоре встал, как вкопанный – сработали якорные крюки.

В иллюминаторах мелькал ослепительной белизны пейзаж, и Тимофею показалось, что они приземлились в так хорошо знакомой Антарктиде. Но осознание, что они за миллиарды километров от родной планеты накатило океанской волной. И тут всех четверых охватило ликование:

– Мы приэнцеладились, господа! Чёрт побери, ну и словечко, – беззлобно выругался Мэтью.

– Ура-ура-ура-а-а-а-а! – орал Савченко.

– Цель достигнута! – спокойно, но с ноткой радости резюмировал Чжен-Бао.

– Не спешите радоваться, - огорошил всех Генрих, - мы откатились от заданной точки на триста метров.

Остальные члены экипажа, чуть было не принявшие досаду Шнайдера за чистую монету, тут же отстегнули свои ремни безопасности, и бросились к командиру корабля.

– Ну ты, Гена, педант! – Тимофей похлопал по плечу Шнайдера.

– Я люблю точность.

– Брось, командир, – веселился Робертс, – мы преодолели миллионы миллионов миль, а ты переживаешь из-за какой-то сотни ярдов!

– Ха-ха, – наконец позволил себе усмехнуться Генрих, – а вы и впрямь купились! Тпереь всё, повеселились и хватит. Предстоит много работы. Сейчас постараемся провести связь с Землёй, и сразу начинаем подготовку к высадке. Действовать надо оперативно. Время не ждёт: по земным меркам у нас ровно две недели. Именно тогда будут оптимальные условия для возвращения.

 

 

– Андрей Савченко! – географ Нина Васильевна, по совместительству преподававшая у третьеклашек дисциплину «Окружающая среда», нашла взглядом ученика. – Ты готов выступить с докладом про космические путешествия?


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru