Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Романенко А. – Мы все – Земляне – 43

– В воде зародилась жизнь на нашей Земле, – Андрей не услышал замечания, которое, впрочем, нисколько не противоречило его утверждению. – А значит, на Энцеладе она тоже есть. Пилотируемая экспедиция отправилась к нему десять лет назад, в год моего рождения. Это было очень дорого для одной страны, поэтому миссию «Пилигрим» снарядили сразу четыре: Россия, Америка, то есть США, Китай и Европейский союз. От каждой в команду вошло по одному члену экипажа.

Андрей впервые заглянул в свои записи:

– Американец Мэтью Робертс, китаец Чен Чжен-Бао, немец Генрих Шнайдер и россиянин Тимофей Савченко, мой папа. При этом, профессиональных космонавтов в команде только два: Робертс и Шнайдер. Чжен-Бао и па… – взгляд на Нину Васильевну, – и Савченко начали готовиться к полёту уже после того, как их включили в миссию. Савченко – океанолог-полярник, как раз он обнаружил, – взгляд в записки, – биологическую активность в антарктическом озере Восток. А Чжен-Бао – подводник, он спускался на батискафе на дно Марианской впадины – это самое глубокое место на Земле. Робертс и Шнайдер отвечают за полёт и возвращение, а Савченко и Чжен-Бао – за поиск жизни. Сейчас «Пилигрим» приземлился, ой, то есть приэнцеладился в районе третьей тигровой полосы. Четвёрка Первых, так их называют, потому что они вчетвером будут первыми, кто должен встретиться с жизнью вне Земли. Сейчас Четвёрка Первых приступает к погружению. Они уже развернули на поверхности базу, и теперь, – забылось трудное слово, Андрей вновь опустил взгляд в конспект, – «Агляцион» будет нагревать лёд под собой, постепенно погружаясь всё глубже. Когда он пройдёт слой льда, аппарат будет действовать как управляемый батискаф, ну, подводная лодка. Известно, что энцеладийский лёд не пропускает радиоволны, а таскать за собой длинный-длинный шнур – это нереально. Поэтому «Агляцион» будет действовать автономно. Робертс и Шнайдер останутся ждать на базе, а под лёд пойдут Чжен-Бао и, – у мальчика ком подступил к горлу, он хлебнул ещё воды, – и Тимофей Савченко. Доклад закончил.

– Спасибо, Андрей! – сказала Нина Васильевна, и обратилась к классу: – У кого-нибудь есть вопросы к докладчику?

Докладчик всем своим видом пытался показать одноклассникам, что сейчас ему ну совсем не до каких-то вопросов. Хоть и готовился, и репетировал и вместе с мамой, и перед зеркалом, а всё равно разволновался, вспомнив об отце, которого в сознательном возрасте видел только на экране и на фотографиях, но всё равно горячо любил. Но открытый урок имеет свои правила, и Нина Васильевна это прекрасно понимала. Чтобы создать у проверяющих впечатление глубочайшей заинтересованности, она заранее распределила между наиболее смышлёными учениками вопросы, не слишком каверзные, но всё же сложные. Конечно, и Андрея снабдила ответами на них. В глубине души она учительница понимала, что этот спектакль ни к чему, ведь дети и на самом деле увлечённо занимались её предметом. Сказывался всеобщий подъём интереса к космосу, как во времена полёта Юрия Гагарина, о которых Нине Васильевне, тогда ещё просто Ниночке, рассказывал её дедушка. Но, тем не менее, перестраховаться она посчитала необходимым, а потому сейчас стоял лес рук, вопросы были готовы сорваться с ребячьих уст, как лёгкие птички.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Это была достойная уважения попытка написать чистую НФ, и получилось, конечно же, НФ, но, к великому сожалению, очень слабо как сюжетно, так и по базовой идее.
    Сюжетно попытка была выстроить произведение весьма художественно – тут даже присутствуют две линии повествования: одна о том, что происходит на борту космического корабля, а вторая – о жизни мальчика, сына космонавта.
    Про жизнь мальчика сделано весьма «драматично» и именно «художественно» во всех отношениях, чего нельзя сказать о «космической» линии, которая прошу прощения, слишком уж «простенькая» и бесхитростная, без интересных идей. Ну, долетели космонавты до спутника Сатурна – Энцелада, высадились. (Кстати, откуда на маленькой планетке – диаметр всего около 500 км, – практически не имеющей атмосферы, «ураганные ветры»?!) Под ледяным панцирем обнаружен океан – а там жизнь. Причём – разумная. Космонавты в спускаемой капсуле оказались в ловушке и их спасает местный «осьминог», судя по всему, разумный настолько, что он поднимается на поверхность и доносит капсулу до корабля. Космонавты спасены, мальчик увидит папу – конец рассказа.
    Увы, в воздухе повисает вопрос: ну и что? И ещё немало вопросов возникает. Например, а каким образом «энцеладец», которые, судя по всему, на поверхность своей планеты из этого подлёдного океана ранее не поднимались и жили исключительно в этом океане подо льдами, вдруг научился ходить по поверхности? Ведь там он однозначно вряд ли выдержал бы чрезвычайно низкую температуру – ведь он живёт в воде при температуре однозначно плюсовой, а на поверхности Энцелада где-то порядка –198оC). Этому нет никакого объяснения.
    В общем, «космическая» линия повествования в рассказе получилась слишком слабенькая как в сюжетном, так и в научном отношении. На всём этом фоне довольно странно выглядит и название рассказа: а кто это все – земляне? Неужели и жители Энцелада тоже?

Добавить комментарий для Борис Долинго Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru