Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алаев А. – Двести сомов – 19

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

----------------------------------------------------------------------------------------

Белое и чёрное. Инь и Янь. Добро и зло. Это чёткое разграничение в жизни почти всегда сопровождается полутонами. Часто они не приводят к серьёзным последствиям, но бывает и так, что за отклонение от нормы следует суровое наказание.  Даже если позволивший себе вольность - на службе у дьявола в обличье доброй феи.

 I

Бурчилай прошёл по коридору, сел на край стула и осмотрелся.

У входа стояла охрана - два монстра в странных кафтанах с нелепыми алебардами в руках. С   каменными лицами, устремлёнными в никуда, они вызывали лёгкую оторопь. В очереди перед ним - трое таких же бедолаг, как и он. Они молча сидели, потупив взоры в некрашеный бетонный пол. Дверь в кабинет, с безобидной с виду надписью на английском “Interview Room”, со скрипом открылась; секретарь руководителя департамента, нечто среднее между богомолом и бегемотом, показал жестом первому в очереди, чтобы он вошёл. Тот, дрожа всеми лапами (их у него было восемь), отправился внутрь словно агнец на заклание. Дверь со скрипом закрылась. «Почему надпись на табличке на английском?», подумал Бурчилай. Он бывал в приёмной Велиала и раньше, но никогда ещё не видел, чтобы таблички на дверях были тут на английском. Большие настенные часы напротив, со стрелками в виде трезубцев, показывали без пятнадцати три.  По крайней мере он не опоздал.

Когда трезубцы показали четверть после трёх, в очередной раз вышедший в коридор секретарь показал на него своей тонкой конечностью на гиппопотамовом теле. Бурчилай встал и встряхнулся словно после сна. Он был готов к этой встрече, хотя она и не предвещала ничего хорошего. В приёмную Велиала вызывали только в одном случае. Каждый демон при этом хотел избежать аудиенции за дверями с этой грозной охраной. «Да минует меня чаша сия», пробурчал Бурчилай, направляясь ко входу в кабинет, понимая всю нелепость сказанного. Во-первых, он уже тут находился; во-вторых, библейские цитаты в ведомстве Велиала были совершенно неуместны.

Секретарь закрыл дверь и уселся за письменным столиком в стороне. Комиссия из трёх подручных Велиала восседала на высоких креслах за длинным столом. Его портрет украшал собой стену по другую сторону от секретарского места. Бурчилай пробежался по нему взглядом. «В стиле Эль Греко», подумал он. В этом ведомстве живописцы из мира смертных, специализировавшиеся на библейских сюжетах, были отчего-то весьма популярны. Ходили слухи, что Эль Греко — это вообще любимый художник Велиала, но Бурчилай в это не верил; уж слишком много сострадания бросалось в глаза на полотнах этого испанского мастера. А сострадание — это совсем не то, что можно было обнаружить в коридорах этого заведения.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru