Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Брут М. – Перплексус – 48

 

Ни для кого не было секретом, чего он ждал, ибо в Доме Сенекс все ожидали всего двух вещей: своего конца и посетителей. Именно поэтому сотрудники и постояльцы Дома сочувствовали старику, искренне радуясь его оптимизму и способности не сдаваться, так как за всё время, что он находился здесь, никто ни разу к нему не пришёл.

 

Тем не менее, в дни посещений пожилой человек ждал. И ожидание это было похоже на то, как смертельно больной ждёт исцеления, как приговорённый к казни – помилования, или, как ждут вестей от пропавшего без вести много лет назад человека. И в этом состоянии, не отпуская надежду, не давая ей умереть, он постоянно искал и, похоже, находил оправдания, позволяющие не замечать очевидного и верить, что чудо ещё возможно – надо только его дождаться.

 

-…о-век. Чело-век, – донеслось откуда-то извне.

Очнувшись, старик увидел прямо перед собой песочного цвета ретривера. Тот резвился, вилял хвостом и прыгал вокруг ярко жёлтой тарелки фрисби, лежащей на газоне.

– Играть, человек. Играть, – громко лая, не унимался пёс.

– Хорошо-хорошо, – усмехнувшись, ответил старик, – Играть.

Пёс тут же подхватил тарелку и поднёс её прямо к его рукам.

– Хороший мальчик, хороший, – гладя собаку, приговаривал пожилой человек.

 

Он любил животных, очень, и стал любить ещё сильнее, когда появилась возможность понимать их и говорить на одном языке. Ему нравилось, что эти бескорыстные и честные создания, в отличие от людей, никогда не притворялись, не причиняли нарочно боль, не играли чувствами и не пытались быть кем-то другим.

Они любили человека за его отношение, ничего не требуя взамен, и были способны заполнить собой пустоту, которую, казалось, уже ничем заполнить нельзя.

Даже в самые тяжёлые времена, питомцы всегда находились рядом и никогда не дезертировали с терпящего бедствие корабля, и одним своим существованием умели напомнить о самом дорогом в жизни каждого – о любви – таком простом чувстве, когда оно есть, и непостижимо сложном, когда его нет.

 

Старик не считал себя счастливым человеком – он им был, потому что познал в своей жизни любовь. Это было давно. Настолько, что, порой, казалось, будто это не личный опыт, а рассказанная кем-то жизненная история.

 

Любовь… он всё ещё помнил её звук. Тот самый, что бывал громче надрывного крика и тише эха тишины. Он помнил её ощущение – от знойной страсти до ледяной ненависти, её вкус – от терпкой сладости до солоноватой горечи, запахи – от притягательного аромата до тошнотворного зловония, и даже, кажется, цвета, которые, за долгие годы, поблекли и покрылись толстым, равномерным слоем пыли.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Написано хорошо – и в литературном, и в эмоциональном плане. Небольшие замечания по набору текста: набирая красные строки, стоит их делать всё-таки каким-то заметными, а не в пару миллиметров глубиной (при таком наборе, что есть красная строка, что нет – почти незаметно; к чему тут экономия?)
    Затемни к чему делать отбивки между частями текста, которые не имеют сюжетного разрыва (разрыв по времени повествования, разрыв при смене сцены повествования и т.п.) – это сбивает с толка и реально мешает читать.
    Как заверяет автор, это – первая глава из романа, но она является законченной в сюжетном отношении новеллой. Конечно, это может рассматривать отдельным произведением, но вот вступление в таком случае, которое даётся здесь, относится к роману в целом, а перед текстом отдельной новеллы такое вступление совершенно неуместно. Поэтому, если подавать эту новеллу как отдельное произведение, то вступление следует удалить.
    Теперь самое главное: я, пожалуй, приму этот «рассказ» в журнал за его философичность и эмоциональность, но хотелось бы посоветовать автору вот что: не пытаться никогда таким образом создавать произведения, которые автор хотел бы считать «фантастикой». Дело в том, что произведение можно относить к жанру «фантастика» только в одном случае: если базовая сюжетная идея строится именно на фантастической компоненте. Т.е., если мы убираем «фантастические моменты», то произведение рассыпается.
    В данном же случае все «фантастические атрибуты», которые вставлены в текст (виртуальный дворецкий, заменяемые текстуры вида дома престарелых и т.п.), являются лишь искусственно вживлёнными в него элементами, от убирания которых ничего не изменится. Заменяем виртуального дворецкого просто неким служащим дома престарелых, который дружит со стариком, убираем текстуры внешнего вида усадьбы, убираем окунание якобы в виртуальную реальность в конце рассказа, заменяя погружением героя просто в собственные воспоминания – и ничего не изменится по сути в сюжете. Потому что главное в данном сюжете – не упомянутые компоненты, вставленные исключительно для придания «антуража фантастичности», а размышления старика о прожитой жизни, т.е., штука совершенно не фантастическая, а самая что ни на есть обыденная.Если же произведение заявляется как «социальная фантастика», то именно базовым в плане «фантастичности» должен являться социальный элемент. Здесь же социальная составляющая (размышления одинокого старика о прожитой жизни) уж точно совершенно не фантастическая.
    Возможно, в целом роман, из которого взята данная новелла, и можно будет отнести к жанру «фантастика» (я роман не читал, ничего тут сказать не могу). Но данная новелла, взятая в отдельности, если отбросить с неё «фантастическую мишуру, является всего лишь обычной, хотя и очень хорошей прозой, на которую автор попытался зачем-то накинуть покрывало с надписью «социальная фантастика».
    Тем не менее, я приму рассказ к публикации в нашем журнале именно за хороший литературный язык, за философичность и эмоциональность, а также за, в общем-то, очень умелое навешивание фантастической «мишуры». Надеюсь, среднестатистический читатель и не заметит, что это, по большому счёту, совсем не «фантастика».
    Ну и, разумеется, указывать, что это фантастика «социальная» мы не будем, потому что если просто за «фантастику» произведение ещё может как-то с грехом пополам сойти, то за «социальную» – явно никак. И лучше поставим этот рассказ в раздел «Координаты чудес» – так (ярлыком «мистичности», а не НФ) проще оправдать «фантастичность» данного произведения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru