Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Брут М. – Перплексус – 48

Повернувшись налево, он увидел, как один из посетителей снимает происходящее вокруг себя на камеру. Ничего особенного – просто обыкновенные памятные моменты, которых и так уже, наверно, существует многие гигабайты, но эти отличались и были не такими, как все предыдущие. Во всяком случае, для того, кто не имел к ним никакого отношения. Старик озаботился, отчего-то представив, каким же он выглядит на кадрах этой хроники. Нет, его не волновала внешность, поза или фотогеничность. Его волновало другое. Ведь всё кругом было окружено атмосферой праздника, интересными занятиями и веселящимися людьми, посреди которых находился один человек, который знал, что никто не попросит его улыбнуться на камеру или сказать что-нибудь для будущих благодарных поколений. Старик ясно понимал, что окажись сейчас кресло под ним пустым, ничего не изменилось бы. Никто из окружающих не заметил бы его отсутствия. И это чувство одиночества навевало тоску на своего обладателя, заставляя жить воспоминаниями и несбывшимися грезами.

 

 

Неподалёку находилась молодая сотрудница Дома Сенекс, которая совершала очередной обход. Она только закончила беседу с отъезжающими посетителями и повернулась, собираясь подойти к тем, кто сидел под кроной ивы. Её взгляд встретился с взглядом старика, и она улыбнулась.

 

Он симпатизировал ей, и девушка прекрасно об этом знала. По его признаниям, он часто наблюдал за ней и любовался, и, не раз повторял, что, если бы он чуть моложе, то… На её глазах, пожилой человек выронил книгу. Лицо его начало преображаться: печаль внезапно испарилась, а растерянное удивление сменилось радостью.

 

Опираясь на подлокотник, он встал и сделал шаг. За ним – ещё один. Пульс его участился, дыхание начало сбиваться. Не до конца осознавая, что он делает, старик схватил стоящую у кресла трость и поспешил в сторону девушки.

«Боже мой... Боже!» – думал он. – «Неужели, это происходит со мной? Наконец-то! Наконец-то, я это сделаю!»

Сколько раз он представлял себе это событие. Воображал, что желание исполняется и наступает момент, как всё это случится. Вот этот миг. Вот он!

Его фигура распрямилась, плечи расправились. Походка стала уверенной и твёрдой. В то же время, ему казалось, что он парит над землёй, ибо ещё никогда, с тех пор, как его принял этот пансионат, ему не было так легко и свободно.

Он вдруг понял, что не знает, как себя вести и что говорить, но это было не важно, только скорее бы оказаться там.

 

Девушка, от неожиданности, замерла. На её лице застыла улыбка, а на щеках появился румянец. Ей казалось, что все люди сейчас смотрят только на неё. Она не понимала, в чём дело, и не знала, как на всё реагировать, потому что ни она, никто другой никогда прежде не видел его таким. Её глаза сами застенчиво потупились вниз. Сердце забилось вдвое чаще. Ладони вспотели. Дыхание стало прерывистым, и она успела только глубоко вдохнуть, как… всё встало на свои места, едва он, приблизившись, прошёл мимо.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Написано хорошо – и в литературном, и в эмоциональном плане. Небольшие замечания по набору текста: набирая красные строки, стоит их делать всё-таки каким-то заметными, а не в пару миллиметров глубиной (при таком наборе, что есть красная строка, что нет – почти незаметно; к чему тут экономия?)
    Затемни к чему делать отбивки между частями текста, которые не имеют сюжетного разрыва (разрыв по времени повествования, разрыв при смене сцены повествования и т.п.) – это сбивает с толка и реально мешает читать.
    Как заверяет автор, это – первая глава из романа, но она является законченной в сюжетном отношении новеллой. Конечно, это может рассматривать отдельным произведением, но вот вступление в таком случае, которое даётся здесь, относится к роману в целом, а перед текстом отдельной новеллы такое вступление совершенно неуместно. Поэтому, если подавать эту новеллу как отдельное произведение, то вступление следует удалить.
    Теперь самое главное: я, пожалуй, приму этот «рассказ» в журнал за его философичность и эмоциональность, но хотелось бы посоветовать автору вот что: не пытаться никогда таким образом создавать произведения, которые автор хотел бы считать «фантастикой». Дело в том, что произведение можно относить к жанру «фантастика» только в одном случае: если базовая сюжетная идея строится именно на фантастической компоненте. Т.е., если мы убираем «фантастические моменты», то произведение рассыпается.
    В данном же случае все «фантастические атрибуты», которые вставлены в текст (виртуальный дворецкий, заменяемые текстуры вида дома престарелых и т.п.), являются лишь искусственно вживлёнными в него элементами, от убирания которых ничего не изменится. Заменяем виртуального дворецкого просто неким служащим дома престарелых, который дружит со стариком, убираем текстуры внешнего вида усадьбы, убираем окунание якобы в виртуальную реальность в конце рассказа, заменяя погружением героя просто в собственные воспоминания – и ничего не изменится по сути в сюжете. Потому что главное в данном сюжете – не упомянутые компоненты, вставленные исключительно для придания «антуража фантастичности», а размышления старика о прожитой жизни, т.е., штука совершенно не фантастическая, а самая что ни на есть обыденная.Если же произведение заявляется как «социальная фантастика», то именно базовым в плане «фантастичности» должен являться социальный элемент. Здесь же социальная составляющая (размышления одинокого старика о прожитой жизни) уж точно совершенно не фантастическая.
    Возможно, в целом роман, из которого взята данная новелла, и можно будет отнести к жанру «фантастика» (я роман не читал, ничего тут сказать не могу). Но данная новелла, взятая в отдельности, если отбросить с неё «фантастическую мишуру, является всего лишь обычной, хотя и очень хорошей прозой, на которую автор попытался зачем-то накинуть покрывало с надписью «социальная фантастика».
    Тем не менее, я приму рассказ к публикации в нашем журнале именно за хороший литературный язык, за философичность и эмоциональность, а также за, в общем-то, очень умелое навешивание фантастической «мишуры». Надеюсь, среднестатистический читатель и не заметит, что это, по большому счёту, совсем не «фантастика».
    Ну и, разумеется, указывать, что это фантастика «социальная» мы не будем, потому что если просто за «фантастику» произведение ещё может как-то с грехом пополам сойти, то за «социальную» – явно никак. И лучше поставим этот рассказ в раздел «Координаты чудес» – так (ярлыком «мистичности», а не НФ) проще оправдать «фантастичность» данного произведения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru