Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алаев А . -Миграция – 56

- ... Ой, не говорите! Я и сама подумываю о новых серёжках! – весело прощебетала девушка, разговаривая с аксакалом, - С вас четыре пятьдесят.

Кен вытащил пятёрку из бумажника и протянул её кассирше. Рахим-аке повернулся в его сторону и с улыбкой посмотрел на него. Кто-то негромко выругался рядом, слегка расплескав пену восхитительно ароматного капуччино.

- Я согласен, - тихо, словно предавая кого-то, сказал Кен.

- Хорошо, - продолжая улыбаться ответил аксакал и направился обратно к столику у окна, - захвати салфеток с собой.

Он неспеша проковылял обратно, стараясь на разлить чай. Кен взял сахарных пакетиков с салфеток на прилавке и последовал за ним.

Рахим-аке кивнул ему в знак благодарности и высыпал содержимое одного из пакетиков в чашку. Размешав сахар, он с наслаждением отхлебнул его и жестом показал Кену, чтобы тот дал ему ручку, торчащую из нагрудного кармана.

-Пейзаж как в Чуйской долине. Степь с редкими деревьями и горы на горизонте – сказал он, смотря сквозь стекло кофейни на отроги неизвестной Кену сьерры у окраины города, - Что ты знаешь о Хамаюне, сыне Бабура?

Кен ничего не знал не только о Хамаюне, но и о Бабуре и даже о Чуйской долине слышал впервые. Рахим-аке, не дожидаясь ответа, продолжил:

- Как человек, бывавший в Кабуле, ты мог бы и знать о них. Бабур похоронен там. Он был основателем империи Великих Моголов в современных Пакистане и Индии. Вот ведь как всё-таки бывает в жизни – создал новое государство на земле, которую совершенно не любил, всё время с вспоминая с острой ностальгией о Кабуле, Оше и Самарканде. Типа как ты в детстве, когда твоя семья переехала из тёплого и любимого Сакраменто в холодный и чужой Кливленд. Помнишь?

Кен очень хорошо помнил этот переезд. Новый город, новый климат, новая школа – всё было незнакомым, совершенно не таким как в Калифорнии, где он жил до одиннадцати лет. У него заняло больше года, чтобы привыкнуть к сырому прохладному климату и адаптироваться в новой школе. Он едва заметно кивнул. Факт того, что хызр знал про него всё перестал его изумлять.

- Хамаюн был сыном Бабура. Однажды он заболел. Никто не понимал, что это за болезнь. Бабур был в смятении. Придворные посоветовали ему обратиться к одному колдуну, который был проездом в столице. Тот посоветовал ему кое-что, некий древний обряд. Бабур последовал рекомендации, и его сын выздоровел.

Аксакал пригубил чашку и стал что-то писать на бурой салфетке ручкой Кена, продолжая тихо, почти шёпотом, говорить. Кен внимательно слушал. Закончив, он подвинул её к нему и положил рядом его ручку с логотипом «Кливленд Браунс».


Комментарии:
  1. Борис, спасибо за подробный “разбор полёта”.

    Было бы бессмысленно спорить с читателем о том как надо было правильно понимать ту или иную вещь, если какая то деталь вызывает вопросы, то это, конечно же, вина автора, а не читателя. Но вот по поводу названия я всё же позволю себе сказать – я не имел ввиду, конечно же, что мифический хызр из киргизского Оша мигрировал в Америку (с теми или иными намерениями). Когда я называл текст “Миграция” я имел ввиду миграцию недуга из тела дочери в тело Кена подобно тому, как сотни лет назад недуг мигрировал из тела Хамаюна в тело Бабура после совершенного ритуала.

    Замечания по поводу сносок и примечаний стопроцентно принимаю – я уже их, в следующих своих произведениях, toned down big time, что называется. Готов поверить в то, что избыток оных действительно может создать впечатление, что автор считает читателя не особо подкованным, что, конечно же, не будет способствовать читательскому энтузиазму в ознакомлении с текстом.

    Также отлично понимаю, что вы имеете ввиду относительно местоимений. Иногда они действительно нагромождаются друга на друга, как льдины во время ледохода на Енисее-батюшке. Буду стараться быть внимательнее.

    Логика вообще моё самое слабое место, но я изо всех надеюсь, что не навсегда. Буду работать в этом направлении тоже.

    Спасибо ещё раз. С уважением, Амин.

  2. Картинка профиля Борис Долинго

    Общие замечания по набору текста: отсутствие красных строк и ненужные дополнительные интервалы между абзацами – многим авторам приходится об этом писать. Поколение интернетовцев, видимо людей, которые больше читали текстов в Сети, чем на бумаге…
    Синопсисы писать для рассказов тоже ни к чему. И ещё: автор явно перегибает палку с примечаниями (много таких, которые заставляют подозревать, что автор считает своих потенциальных читателей крайне неэрудированными людьми) и англоязыкой терминологией типа «disclaimer» (ну явно лишнее само по себе).
    А если по существу, то что тут сказать? Автор умеет неплохо писать – хорошо формулировать мысли, давать часто очень «сочные» и «живые» описания. Это – несомненный «плюс». Из стилистических «минусов» хочу отметить заметный следующий недостаток (не в одном тексте у данного автора уже его встречаю). Дело во в чём: автор часто даёт в своих текстах слишком много местоимений, относящихся к разным персонажам – и при этом местоимения эти располагаются практически радом друг с другом. Из-за это часто читательское восприятие как бы «спотыкается»: ты начинаешь пытаться понять, о каком точно персонаже идёт речь в данной фразе. Недостаток весьма неприятный – он порой реально мешает читать. Однако он легко устраним как редактурой, так и (что важнее) более внимательной вычиткой текстов самим автором.
    Хуже ситуация со смысловым наполнением текста, Автор как будто наполняет текст достаточным объёмом информации, интересных фактов из истории, данных о жизни в далёкой стране (США) и т.д., и т.п. Вставляет немало общих рассуждений «за жизнь», что само по себе очень хорошо и именно это часто придаёт текстам многих авторов «жизненную сочность» – весьма важный компонент произведения.
    Но помимо всего этого нужен ещё один очень важный компонент – интересный сюжет, повествование с загруженностью текущих интриг, с интересными гипотезами, каким-то сюжетными построениями и (что особо важно для рассказов, т.е., произведений малой формы) – с неожиданными развязками. Здесь, увы, этого не получилось. Ожидание интриги было, но оно не оправдалось. По сюжетной сути и композиции получился «очерк» (а не художественное произведение) о том, как Кен, подручный крупного американского мафиози встретил хызра – некий тюркский аналог пресловутого Агасфра. Хызр помог Кену спасти умирающую дочь ценой жизни Кена. Причём через слова хызра даётся понять, что вся история с травмой дочери Кена – это как бы кара последнему за его неправедную службу на мафиози. Но странно то, что кары самому главному мафиози за его «грехи» не предусмотрено – нелогично как-то! Получается, караем исполнителей, а главных злодеев – нет?! (Кстати, вот даже если бы это как-то было в сюжете обыграно – уже могло бы быть хорошим ходом).
    Никакой особой интриги в тексте нет (есть её ожидание, но таковой не случилось), ни, тем более, интересной развязки тоже не получилось. Получился художественный очерк, но не настоящий рассказ.
    Что можно посоветовать? Работать над сюжетной идеей и композицией. Возможно, начнёт получаться нечто действительно интересное, поскольку у автора присутствует очень неплохое владение словом. Осталось отработать владение построением увлекательного сюжета – и успех обеспечен.
    Кстати, в данном случае название рассказа крайне слабо передаёт его суть – в чём тут миграция-то?! В том, что хызр приехал из Оши в Лас-Вегас в казино поиграть?! Цепляющее и при этом чётко увязанное в смысловом отношении с содержанием текста название произведение – это тоже важная составляющая качества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru