Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алаев А . -Миграция – 56

Но где же, всё-таки, Кен?

Фрэнк шумно отхлебнул кофе и открыл газету. Пролистав её до раздела некрологов, он нашёл секцию о доне Дино. Его, ушедший из этого мира, дядя, приветливо улыбался с фотографии и был совсем не похож на человека, железной рукой державшего под контролем теневую часть экономики Кливленда почти четыре десятилетия и получившего за жёсткость кличку «Барракуда». Довольно пространный для некролога текст предлагал краткую биографию без упоминания мест не столь отдалённых, где дон Дино бывал не раз, и рода деятельности усопшего.

«...родившийся в крошечной калабрийской деревушке, он перебрался в Америку с родителями в раннем детстве... После окончания средней школы, работал на стройках Кливленда и Баффало... Имел утончённое чувство юмора и всегда заботился о родных и близких... Был твёрдым в своих принципах и всегда поддерживал Республиканскую Партию на выборах... Супруга Анна-Мария, пятеро детей и три сестры всегда будут помнить о нём, как о добром и отзывчивом муже, отце и брате...»

Фрэнк усмехнулся, прочитав о чувстве юмора. Оно у него действительно было утончённым. Он вспомнил как однажды, по приказу дона Дино, новенький «Форд Мустанг» одного не особо сговорчивого профсоюзного лидера, Рокко с приятелями поставили колёсами к верху прямо перед полицейским участком. Дочитав некролог до конца, он уже было собирался перевернуть страницу, как его внимание привлекла знакомая фамилия. Приглядевшись, он поперхнулся, покрыв страницу мокрыми разводами и едва не разлил свой американо – сразу после Дино Скарпелли в этом алфавитном списке некрологов шёл не кто иной как Кен Спринг. Но тот ли это Кен?

Фрэнк поставил чашку подальше в центр стола и, взяв газетный разворот обеими ладонями, стал читать эту, едва заметную, секцию о Кене. Ничего особенного. Дата смерти, причина (внезапный инсульт), краткая информация о родных, скупые данные из биографии. Соболезнования из армии. «Точно он», подумал Фрэнк. В самом конце была сноска. Он быстро пробежался глазами вниз по странице и нашёл её. Крошечный текст отсылал к странице двадцать семь в этой же газете, где был раздел городских происшествий и предлагал ознакомиться со статьёй местного журналиста. Фрэнк с шуршанием пролистал листы обратно и отыскал нужное место.

 

«СРЕДНЕВЕКОВОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ В РЕАНИМАЦИОННОЙ ПАЛАТЕ

Беатрис МакДональд

Загадочная история произошла на прошлой неделе в Госпитале Святого Павла. Кен Спринг, ветеран войны в Афганистане и специалист в процессинговом центре страховой компании «Кливленд Лайф», появился во вторник утром в реанимационном отделении и попросил пропустить его в палату к дочери. Дочь мистера Спринга, Тамара, пребывала на тот момент в секции для пациентов в коме. Ввиду несчастного случая на игре в соккер она находилась в этом состоянии уже несколько дней и была под постоянным наблюдением медперсонала госпиталя.  Мистер Спринг попросил дежурную в палате, медсестру Алексис Дормант, оставить его наедине с дочерью в чём ему было отказано, что находится в полном соответствии с протоколом (это нам подтвердил лечащий врач Тамары, заведующий травматологией Майкл Кох). Тогда мистер Спринг, игнорируя присутствие медсестры, стал проводить нечто, что, по рассказам напуганной мисс Дормант, выглядело как религиозный ритуал, чем довольно сильно её напугал. «Я каждое воскресенье посещаю католическую церковь Святого Стефана и не пропускаю ни одну из праздничных служб», поведала нам мисс Дормант, «Но то, что я увидела напоминало скорее языческий или оккультный обряд!». Мистер Спринг трижды обошёл кровать, на которой лежала его дочь, зачитывая при этом что-то совершенно непонятное с бурой салфетки, которую он держал в руках. Сразу после этого, он уселся в кресло в углу комнаты, выглядя при этом крайне уставшим. Поразительным образом, по словам мисс Дормант, конец ритуала совпал с началом чуть более учащённого сердцебиения пациента в коме, что показала кардиограмма на мониторе. Сам же Кен Спринг, казалось, уснул. В его руках, кроме бурой салфетки, была книга, название которой запомнилось мисс Дормант – «Бабур-нама». Из книги торчало несколько ярких стикеров POST-IT, которые, по мнению медсестры, могли служить закладками.


Комментарии:
  1. Борис, спасибо за подробный “разбор полёта”.

    Было бы бессмысленно спорить с читателем о том как надо было правильно понимать ту или иную вещь, если какая то деталь вызывает вопросы, то это, конечно же, вина автора, а не читателя. Но вот по поводу названия я всё же позволю себе сказать – я не имел ввиду, конечно же, что мифический хызр из киргизского Оша мигрировал в Америку (с теми или иными намерениями). Когда я называл текст “Миграция” я имел ввиду миграцию недуга из тела дочери в тело Кена подобно тому, как сотни лет назад недуг мигрировал из тела Хамаюна в тело Бабура после совершенного ритуала.

    Замечания по поводу сносок и примечаний стопроцентно принимаю – я уже их, в следующих своих произведениях, toned down big time, что называется. Готов поверить в то, что избыток оных действительно может создать впечатление, что автор считает читателя не особо подкованным, что, конечно же, не будет способствовать читательскому энтузиазму в ознакомлении с текстом.

    Также отлично понимаю, что вы имеете ввиду относительно местоимений. Иногда они действительно нагромождаются друга на друга, как льдины во время ледохода на Енисее-батюшке. Буду стараться быть внимательнее.

    Логика вообще моё самое слабое место, но я изо всех надеюсь, что не навсегда. Буду работать в этом направлении тоже.

    Спасибо ещё раз. С уважением, Амин.

  2. Картинка профиля Борис Долинго

    Общие замечания по набору текста: отсутствие красных строк и ненужные дополнительные интервалы между абзацами – многим авторам приходится об этом писать. Поколение интернетовцев, видимо людей, которые больше читали текстов в Сети, чем на бумаге…
    Синопсисы писать для рассказов тоже ни к чему. И ещё: автор явно перегибает палку с примечаниями (много таких, которые заставляют подозревать, что автор считает своих потенциальных читателей крайне неэрудированными людьми) и англоязыкой терминологией типа «disclaimer» (ну явно лишнее само по себе).
    А если по существу, то что тут сказать? Автор умеет неплохо писать – хорошо формулировать мысли, давать часто очень «сочные» и «живые» описания. Это – несомненный «плюс». Из стилистических «минусов» хочу отметить заметный следующий недостаток (не в одном тексте у данного автора уже его встречаю). Дело во в чём: автор часто даёт в своих текстах слишком много местоимений, относящихся к разным персонажам – и при этом местоимения эти располагаются практически радом друг с другом. Из-за это часто читательское восприятие как бы «спотыкается»: ты начинаешь пытаться понять, о каком точно персонаже идёт речь в данной фразе. Недостаток весьма неприятный – он порой реально мешает читать. Однако он легко устраним как редактурой, так и (что важнее) более внимательной вычиткой текстов самим автором.
    Хуже ситуация со смысловым наполнением текста, Автор как будто наполняет текст достаточным объёмом информации, интересных фактов из истории, данных о жизни в далёкой стране (США) и т.д., и т.п. Вставляет немало общих рассуждений «за жизнь», что само по себе очень хорошо и именно это часто придаёт текстам многих авторов «жизненную сочность» – весьма важный компонент произведения.
    Но помимо всего этого нужен ещё один очень важный компонент – интересный сюжет, повествование с загруженностью текущих интриг, с интересными гипотезами, каким-то сюжетными построениями и (что особо важно для рассказов, т.е., произведений малой формы) – с неожиданными развязками. Здесь, увы, этого не получилось. Ожидание интриги было, но оно не оправдалось. По сюжетной сути и композиции получился «очерк» (а не художественное произведение) о том, как Кен, подручный крупного американского мафиози встретил хызра – некий тюркский аналог пресловутого Агасфра. Хызр помог Кену спасти умирающую дочь ценой жизни Кена. Причём через слова хызра даётся понять, что вся история с травмой дочери Кена – это как бы кара последнему за его неправедную службу на мафиози. Но странно то, что кары самому главному мафиози за его «грехи» не предусмотрено – нелогично как-то! Получается, караем исполнителей, а главных злодеев – нет?! (Кстати, вот даже если бы это как-то было в сюжете обыграно – уже могло бы быть хорошим ходом).
    Никакой особой интриги в тексте нет (есть её ожидание, но таковой не случилось), ни, тем более, интересной развязки тоже не получилось. Получился художественный очерк, но не настоящий рассказ.
    Что можно посоветовать? Работать над сюжетной идеей и композицией. Возможно, начнёт получаться нечто действительно интересное, поскольку у автора присутствует очень неплохое владение словом. Осталось отработать владение построением увлекательного сюжета – и успех обеспечен.
    Кстати, в данном случае название рассказа крайне слабо передаёт его суть – в чём тут миграция-то?! В том, что хызр приехал из Оши в Лас-Вегас в казино поиграть?! Цепляющее и при этом чётко увязанное в смысловом отношении с содержанием текста название произведение – это тоже важная составляющая качества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru