Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Анисов А. – Из нави – 41

Вечером докатился крик.

Если бы ни снег, воины смогли видеть, как в лагере, убрав колёсную платформу и закрепив на земле, заряжали пращи с противовесом. Безутешно скулил вертлюг, позволяющий вести круговой обстрел. Орудия направили на селение. Несколько пар рук, с полуночно-синей кожей, охватили натяжные верёвки и с силой потянули. В воздух, под оглушительный ор, взмыли снаряды, от которых, увидь это воочию, застыла бы в жилах кровь.

Быслав смотрел, как, разрывая снежный покров, надвигалось нечто ужасающее, отрицавшее здравый смысл, тяжёлое.

Летели кони.

Юноша, предупреждая, закричал не своим голосом и отскочил от бойницы. Он всем телом ощутил глухой удар, от которого качнулся помост, и услышал треск дерева. Рядом с ним, сломав подпорку кровли, промелькнули копыта. Конь полетел вниз и грузным мешком повалился на дровник.

Перелетали, падали на землю, на людей. Стены принимали на себя удары – ещё и ещё. Проломился парапет, четверо лучников с криками летели вниз. Одного, похоже, что на смерть, припечатало лошадиным телом. Держась за конечности, спину, внизу стонали, хрипели, лаяли собаки.

Помост накренился. Быслав, схватив на ощупь колчан, вскочил и перебежал по боевому ходу на тыльную сторону ограждения. Он повернул голову и ужаснулся: из продавленной стены его дома торчал лошадиный зад.

– Спасаааааайсь! – заорали.

Кони, снова, пригнуться, спрятаться...

Влетев через огневую брешь в забрале, туша воткнулась в самострел. Проломив доски, орудие грохнулось вниз и развалилось на части. Другой конь зацепился ногами за вершину стены и, кувыркаясь, навалился всем весом на Яробуда – тот успел лишь тщетно прикрыть руками лицо. Юношу протащило по помосту, он сорвался вниз и пластом треснулся о землю, не двигался.

Неразборчиво кричали в испуге.

Конь боком впаялся в бревенчатую стену, отскочил, не сумев её прошибить, и сполз по глине в ров. Ещё один, не долетев, насквозь пропорол шею о валовый кол. Ржания не слышали – должно быть, стреляли мёртвыми.

«Мама… мама…» – пульсировало в висках. Только бы она спряталась, думал Быслав.

Он рванул к лестнице.

– Не сходить со стены! Пригнуться! Ждать! – отчеканили приказ по ту сторону кошмарного сна.

«Пригнуться, ждать», – проговорил вслух Быслав, бросил ещё раз взгляд на дом и вернулся к бойнице. Повторил, проверил, видимо, что живой: «Не сходить со стены, пригнуться, ждать…»

Луд, бранясь внизу, тщился спихнуть с себя лошадиную тушу. Рядом с его головой обагрялся снег.

Быслав посмотрел на дом, произнёс беззвучно губами: мама, сглотнул пересохшим горлом: Лада.

– Летяяяяяяят!

Быслав прижал к груди колчан и вжался спиной в брёвна. Он повернулся и встретился у бойницы глазами с Ратко, лицо его искажал ужас. Быслав вскинул голову вверх. Через проломившуюся кровлю он увидел, как разгоняя плетьми рук снежно-пепельное крошево, пронеслись снаряды – другие, не кони. Тела. Люди. Сколько их – десять, девять? Летели ещё. Быслав успел заметить, что всех покрывала чёрная... Смола? Вряд ли: кожа, обугленная.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Относительно набора текста. В «плюс» автору – наличие буквы «ё» (надеюсь, что пишет он её не по случаю подачи текста в наш журнал, а вообще – по жизни. Также автор применяет красные строки, верно использует тире.
    Плохо вот что – постоянно пишу об этом очень многим авторам: вы присылаете не текст статьи для какого-то сайта, вы присылаете текст ХУДОЖЕСТВЕННОГО произведения. Поэтому не нужно делать увеличенные отступы между абзацами! У нормальных читателей художественных произведений (и у нормальных редакторов) это вызывает негативное отношение и элементарно мешает читать (особенно, если у автора есть ещё какие-то смысловые разрывы между частями текста). В статье, особенно в такой, где между абзацами иногда требуются смысловых разрывы, делать эти разрывы вполне оправданно, но вот в тексте художественно, да ещё между КАЖДЫМ абзацем делать такое увеличенные интервалы НЕ НУЖНО.
    В целом, о самом рассказе чего-то положительного сказать не могу. Сюжет – очередная «сказка про выдуманные королевства» на, якобы, старославянский лад. Причём, какой-то захватывающей сюжетной идее нет – этакая хроника-зарисовка отрывка, отрывок из жизни псевдо-славянского поселения. Довольно тягучее повествование, часто встречаются крайне неудобные для восприятия фразы: автор зачем-то экономит союзы, не слишком внятно связывает отдельные члены предложений – возможно, этакая попытка местами подстраивать свой язык под некий «старославянский лад? Ни к чему вообще делать такое (не для старославян же пишите!), да и не очень получилось, в принципе. Далее, многие персонажи шепелявят (особенно некто Крив) – и автор везде даёт прямую речь таких персонажей со сплошным коверканьем звуков «с–ш», «з–ж» и т.п. Читать такое очень тяжело (если бы не обязанность написания рецензии, я бы такой текст дальше вообще читать не стал). В подобных случаях достаточно раз сказать, что персонаж «шепелявит», привести одно предложение с примером его «шепелявости», но постоянное воспроизводить это «дефект фикции» в тексте не нужно – это читать мешает. Далее можно лишь периодически упоминать в речи косвенности, что персонаж «прошепелявил». Читатель будет знать и помнить, что персонаж говорит с дефектом – но читаться будет легко, без напряжения.
    В сюжете множество нелогичностей. Например, то, что село заволакивает дымом от соседних сёл, которые жгут кочевники. Так заволакивает, что «дышать нечем, дети в обморок падают». Ну давайте подумаем, сколько надо сжечь в округе сёл (которые ведь не вплотную друг к другу и к месту действия расположены!), чтобы некое отдельное село потонуло в смрадном дыме? Там сельский мегаполис, что ли?
    Опять же, где это видано, чтобы селяне взбесившихся животных кидали в колодцы?! Только если колодец хотели отравить, не иначе. Понимаю, нагнетание ужаса в произведениях определённого типа необходимо, но оно должно быть «логичным», а не с потолка взятым.
    В последней четверти текста повествование вообще пошло рваное, если не сказать, мало связное. Совершенно не понятно, как старики смогли спасти Быслава и Ладу (особенно – Ладу, над которой кочевники уже начали «измываться») от демонов-кочевников?
    Что совсем уже не ясно – а к чему само по себе такое название? Нет, оно «звучное», конечно – «Из нави», но какая связь с содержанием?! Что, демоны-кочевники идут из нави?! Можно, конечно, с трудом догадаться, но если даже и догадаешься, то сам собой встаёт вопрос: «Ну и что с того?». А при чём в сюжете образ скитника? В начале ему уделено много времени, а затем автор, похоже, забыл напрочь об этом персонаже? Или то, что в лодке Крив вдруг превращается в медведя – этот-то эпизод к чему был? Эклектика какая-то, прошу прощения.

    Увы, как уж сказал выше, сюжета особого нет, хотя эпиграф подобран очень серьёзный – ах из «Сантии Веды Перуна» (являющейся поделкой современных славянских неоязычников, т.е. – явным блефом). Видимо, суть рассказа в том, что герой должен простить свою девушку, изнасилованную кочевниками. Мысль эта, возможно, и «глубокая» сама по себе, но текст, в целом, крайне слабый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru