Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Анисов А. – Из нави – 41

Тела стали валиться на селение. Они отскакивали от земли и, перекручиваясь в воздухе, бились о постройки. Ломали тын. Обрушивались на хлева, сараи, дома. Один «снаряд» снёс дымоходную трубу и, точно бескостная кукла, сполз по заснеженной крыше.

– Зачем?! – укрываясь щитом, слёзно закричал Часлав, ещё мальчишка.

– Хотят напугать, – ответил Кир. – Сжигают, чтобы с огнём скорей в навь отправились. Помогите, оживут!

К воеводе подскочили и помогли затащить тела в амбар, заперли.

– Пускай их марь теперь пробуждает, не страшно!

Было страшно, было до дрожи в костях страшно.

 

*

 

Быславу верилось с трудом, что он видит своё селение: заваленное трупами, до смерти напуганное. Люди стонали от боли, волочили сломанные ноги, покидали разрушенные дома.

Носились, тащили раненых, перевязывали. Самострелы подтягивали к стене.

Юношу трясло. От холода? Нет, да, всё вместе.

Метель унялась. Бежать к дому? А если пойдут в наступление? Рукавицы выпали, Быслав разминал пальцы – замёрзли, метко стрелять не выйдет.

Воины сбились у ворот. Поглядывали на оружие, дома. Нельзя! Обороняться, ждать.

Из амбара раздались стонущие возгласы – вернулись, из нави. Умершие колотили по двери, верещали, рвались наружу. Марь давилась со смеху.

Быслав посмотрела на Атая. Вояка, как ни в чём не бывало, ковырял в носу. Или просто знал – бессмысленно, конец?

Когда пустились бегом от бойниц, юноша понял: продолжается… или только начинается?

Жернова, валуны, горящие камни западали градом. Стены крушились, рассыпался помост. Лучников, дробя им кости и проламывая черепа, откидывало далеко вглубь. Вспыхивало в амбарах сено, горели хранилища. Пробивая крыши, камни залетали в дома. Раздавались крики, глаза от которых тут же застилали слёзы. Голосили женщины, старики, дети. Спасаясь, они покидали дома. Снаряды, кувыркающиеся по снегу, сбивали их с ног. Рыдали. Истекая кровью, прятались за ограждения.

Наступали в полной тишине.

Как ожили рисованные фигурки.

Огромными шагами двигались к стене.

Тащили лестницы.

– Готовь самострелы! – дал команду Кир.

Быслав глянул через бойницу и содрогнулся. Кочевники, голые, с посинелой кожей, размахивая кривыми мечами с глубокими зазубринами, не произнося ни звука, неслись на них.

– Пли! Пли, пли! – снова приказ.

Самострелы, едва не падая от рикошетов с помоста, выплёвывали каменные ядра. Кочевникам вдавливало груди, выворачивало ноги, руки, ломались рёбра. Их откидывало назад, они валились гурьбой, перескакивали, бежали дальше.

– Поднимаются!

С перебитыми конечностями, покрываясь тёмно-синей кровью, с болтающейся за плечами головой, кочевники продолжали наступление. Они перебросили через ров импровизированные мосты из связанных деревьев. Видимо, их соорудили заранее, поскольку окрест такой высоты деревья не росли. Ступая по ним, кочевники подбирались к стене. Рост их превышал человеческий чуть не в два раза. Холод им, сдавалось, был нипочём. Набедренная повязка при беге вздымалась, и уды колыхались в такт движением. Лица кочевников закрывали шлем-маски, доходящие до шеи, с прорезями для глаз, пустых чёрных глаз.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Относительно набора текста. В «плюс» автору – наличие буквы «ё» (надеюсь, что пишет он её не по случаю подачи текста в наш журнал, а вообще – по жизни. Также автор применяет красные строки, верно использует тире.
    Плохо вот что – постоянно пишу об этом очень многим авторам: вы присылаете не текст статьи для какого-то сайта, вы присылаете текст ХУДОЖЕСТВЕННОГО произведения. Поэтому не нужно делать увеличенные отступы между абзацами! У нормальных читателей художественных произведений (и у нормальных редакторов) это вызывает негативное отношение и элементарно мешает читать (особенно, если у автора есть ещё какие-то смысловые разрывы между частями текста). В статье, особенно в такой, где между абзацами иногда требуются смысловых разрывы, делать эти разрывы вполне оправданно, но вот в тексте художественно, да ещё между КАЖДЫМ абзацем делать такое увеличенные интервалы НЕ НУЖНО.
    В целом, о самом рассказе чего-то положительного сказать не могу. Сюжет – очередная «сказка про выдуманные королевства» на, якобы, старославянский лад. Причём, какой-то захватывающей сюжетной идее нет – этакая хроника-зарисовка отрывка, отрывок из жизни псевдо-славянского поселения. Довольно тягучее повествование, часто встречаются крайне неудобные для восприятия фразы: автор зачем-то экономит союзы, не слишком внятно связывает отдельные члены предложений – возможно, этакая попытка местами подстраивать свой язык под некий «старославянский лад? Ни к чему вообще делать такое (не для старославян же пишите!), да и не очень получилось, в принципе. Далее, многие персонажи шепелявят (особенно некто Крив) – и автор везде даёт прямую речь таких персонажей со сплошным коверканьем звуков «с–ш», «з–ж» и т.п. Читать такое очень тяжело (если бы не обязанность написания рецензии, я бы такой текст дальше вообще читать не стал). В подобных случаях достаточно раз сказать, что персонаж «шепелявит», привести одно предложение с примером его «шепелявости», но постоянное воспроизводить это «дефект фикции» в тексте не нужно – это читать мешает. Далее можно лишь периодически упоминать в речи косвенности, что персонаж «прошепелявил». Читатель будет знать и помнить, что персонаж говорит с дефектом – но читаться будет легко, без напряжения.
    В сюжете множество нелогичностей. Например, то, что село заволакивает дымом от соседних сёл, которые жгут кочевники. Так заволакивает, что «дышать нечем, дети в обморок падают». Ну давайте подумаем, сколько надо сжечь в округе сёл (которые ведь не вплотную друг к другу и к месту действия расположены!), чтобы некое отдельное село потонуло в смрадном дыме? Там сельский мегаполис, что ли?
    Опять же, где это видано, чтобы селяне взбесившихся животных кидали в колодцы?! Только если колодец хотели отравить, не иначе. Понимаю, нагнетание ужаса в произведениях определённого типа необходимо, но оно должно быть «логичным», а не с потолка взятым.
    В последней четверти текста повествование вообще пошло рваное, если не сказать, мало связное. Совершенно не понятно, как старики смогли спасти Быслава и Ладу (особенно – Ладу, над которой кочевники уже начали «измываться») от демонов-кочевников?
    Что совсем уже не ясно – а к чему само по себе такое название? Нет, оно «звучное», конечно – «Из нави», но какая связь с содержанием?! Что, демоны-кочевники идут из нави?! Можно, конечно, с трудом догадаться, но если даже и догадаешься, то сам собой встаёт вопрос: «Ну и что с того?». А при чём в сюжете образ скитника? В начале ему уделено много времени, а затем автор, похоже, забыл напрочь об этом персонаже? Или то, что в лодке Крив вдруг превращается в медведя – этот-то эпизод к чему был? Эклектика какая-то, прошу прощения.

    Увы, как уж сказал выше, сюжета особого нет, хотя эпиграф подобран очень серьёзный – ах из «Сантии Веды Перуна» (являющейся поделкой современных славянских неоязычников, т.е. – явным блефом). Видимо, суть рассказа в том, что герой должен простить свою девушку, изнасилованную кочевниками. Мысль эта, возможно, и «глубокая» сама по себе, но текст, в целом, крайне слабый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru