Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Анисов А. – Из нави – 41

– Лу-у-учники!

Зашуршали в воздухе стрелы, стали вонзаться в тела. Кочевники вырывали их, обламывали древка и, растирая по коже – панцирю, шкуре? – кровь, бежали дальше.

– Бросайте катки! – закричали, когда кочевники, приставив к стене лестницы, начали взбираться. Видимо, потому они не поджигали стены, стремились внутрь.

Рубили верёвки. Вниз, сбивая неприятеля с лестниц, полетели брёвна. Кочевники падали, скатывались по глине в ров, напарывались на колья. Приподнимая, их стягивали, подавали руки. Осада не сбавляла обороты, напротив. Лестниц, массивных, которые не удавалось спихнуть и вшестером, становилось больше и больше.

Быслав с бешеной скоростью вытягивал стрелы, пускал, целил в глаза, голову.

Кочевники лезли на стену, прорывались. Воздух резали широкие мечи. От удара тело едва не разрубало пополам. Сносило с плеч головы. Меч проходил через щиты насквозь, точно они из ткани. Лучники, ломая себе ноги, в страхе прыгали с помоста.

Быслав споткнулся о тело со смертельным увечьем на лице, упал. Невиданного размера чудовище, под которым прогибался пол, замахнувшись мечом, двигалось на него. Шаг, другой – и, придавив исполинской лапой, кочевник пронзит его.

– Эй, остолбень! Ко мне давай!

Быслав вывернул задубевшую от ужаса шею. Атай, грозя топориком, зазывал на себя. Кочевник остановился. Молчал, как и все остальные, пыхтел носом. Коробилась от игры мышц на лице маска, неаккуратно сшитая, вероятно, из кусков человеческой кожи. Быслав, грезилось, видел, как он презрительно за ней скалился. Кочевник пошёл на Атая.

– Убегай! Беги, кому сказал!

Быслав, как в тумане, встал на ноги и стремглав помчался к лестнице. Ещё несколько секунд он слышал позади крепкую брань Атая… а потом тот захрипел.

Юноша побежал вниз.

Сражение шло полным ходом. На кочевников набрасывались по трое, резали им сухожилие, затягивали вокруг шеи петли, швыряли в головы палицы. Силы, однако же, были неравны. Убить кочевников не удавалось. С отрубленными ногами, те ползли. Без оружия в руке, они хватали людей широченной пятернёй и били с размаху оземь, кидали в стены. Потеряв голову, они вслепую отбивались наотмашь. Кочевники выносили ногами двери и, сгорбившись, протискивались в дома.

Быслав, подняв с земли саблю, побежал к своему дому. Дверь была распахнута. Дыхание перехватило, загудело в ушах, нет, мерзко гудело всё вокруг. Быслав представил, как запрыгнет на спину, что есть мочи вонзит клинок в затылок и станет быстро водить по сторонам рукоять.

Мир вдруг пошатнулся. Поплыли пьяным зигзагами дома… кочевники… стонущие раненые… Мощная лапа, пустив, с силой отшвырнула его. Быслав, ударившись о баню, распластался на земле.

Всё стихло.

 

*

 

Голова раскалывалась. Ныло плечо.

Кочевник, не такой как все, прижимая к груди детей, девочек, прорывался сквозь толпу.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Относительно набора текста. В «плюс» автору – наличие буквы «ё» (надеюсь, что пишет он её не по случаю подачи текста в наш журнал, а вообще – по жизни. Также автор применяет красные строки, верно использует тире.
    Плохо вот что – постоянно пишу об этом очень многим авторам: вы присылаете не текст статьи для какого-то сайта, вы присылаете текст ХУДОЖЕСТВЕННОГО произведения. Поэтому не нужно делать увеличенные отступы между абзацами! У нормальных читателей художественных произведений (и у нормальных редакторов) это вызывает негативное отношение и элементарно мешает читать (особенно, если у автора есть ещё какие-то смысловые разрывы между частями текста). В статье, особенно в такой, где между абзацами иногда требуются смысловых разрывы, делать эти разрывы вполне оправданно, но вот в тексте художественно, да ещё между КАЖДЫМ абзацем делать такое увеличенные интервалы НЕ НУЖНО.
    В целом, о самом рассказе чего-то положительного сказать не могу. Сюжет – очередная «сказка про выдуманные королевства» на, якобы, старославянский лад. Причём, какой-то захватывающей сюжетной идее нет – этакая хроника-зарисовка отрывка, отрывок из жизни псевдо-славянского поселения. Довольно тягучее повествование, часто встречаются крайне неудобные для восприятия фразы: автор зачем-то экономит союзы, не слишком внятно связывает отдельные члены предложений – возможно, этакая попытка местами подстраивать свой язык под некий «старославянский лад? Ни к чему вообще делать такое (не для старославян же пишите!), да и не очень получилось, в принципе. Далее, многие персонажи шепелявят (особенно некто Крив) – и автор везде даёт прямую речь таких персонажей со сплошным коверканьем звуков «с–ш», «з–ж» и т.п. Читать такое очень тяжело (если бы не обязанность написания рецензии, я бы такой текст дальше вообще читать не стал). В подобных случаях достаточно раз сказать, что персонаж «шепелявит», привести одно предложение с примером его «шепелявости», но постоянное воспроизводить это «дефект фикции» в тексте не нужно – это читать мешает. Далее можно лишь периодически упоминать в речи косвенности, что персонаж «прошепелявил». Читатель будет знать и помнить, что персонаж говорит с дефектом – но читаться будет легко, без напряжения.
    В сюжете множество нелогичностей. Например, то, что село заволакивает дымом от соседних сёл, которые жгут кочевники. Так заволакивает, что «дышать нечем, дети в обморок падают». Ну давайте подумаем, сколько надо сжечь в округе сёл (которые ведь не вплотную друг к другу и к месту действия расположены!), чтобы некое отдельное село потонуло в смрадном дыме? Там сельский мегаполис, что ли?
    Опять же, где это видано, чтобы селяне взбесившихся животных кидали в колодцы?! Только если колодец хотели отравить, не иначе. Понимаю, нагнетание ужаса в произведениях определённого типа необходимо, но оно должно быть «логичным», а не с потолка взятым.
    В последней четверти текста повествование вообще пошло рваное, если не сказать, мало связное. Совершенно не понятно, как старики смогли спасти Быслава и Ладу (особенно – Ладу, над которой кочевники уже начали «измываться») от демонов-кочевников?
    Что совсем уже не ясно – а к чему само по себе такое название? Нет, оно «звучное», конечно – «Из нави», но какая связь с содержанием?! Что, демоны-кочевники идут из нави?! Можно, конечно, с трудом догадаться, но если даже и догадаешься, то сам собой встаёт вопрос: «Ну и что с того?». А при чём в сюжете образ скитника? В начале ему уделено много времени, а затем автор, похоже, забыл напрочь об этом персонаже? Или то, что в лодке Крив вдруг превращается в медведя – этот-то эпизод к чему был? Эклектика какая-то, прошу прощения.

    Увы, как уж сказал выше, сюжета особого нет, хотя эпиграф подобран очень серьёзный – ах из «Сантии Веды Перуна» (являющейся поделкой современных славянских неоязычников, т.е. – явным блефом). Видимо, суть рассказа в том, что герой должен простить свою девушку, изнасилованную кочевниками. Мысль эта, возможно, и «глубокая» сама по себе, но текст, в целом, крайне слабый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru