Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Анисов А. – Из нави – 41

Подошла Магуша.

– Воть оня, судьба-то какая: то папка тьвой сьпас нас, то мы тебя вырьвали изь лап нелюди.

Быслав поднял на Магушу растерянный взгляд, перевёл на старика. Крив кашлянул:

– Было дело, Бышлавка. Прежде мы не жили тут. Отеш твой привёл. Как марьё уходило, шделала ядовитым вождух. Глажа тогда наливалищь кровью, шперва шлепли, а потом помирали в муках. Так и щидели, жмурящь, ощупью ходили. А лучше не штановилощь. И тогда отеш твой принёш длиннущую верёвку и сказал: хватайтещь жа неё, а я поведу. Глажа открыл, и повёл. Три дня так шли. Щюда добралищь. А как глажа открыли, шмотрим: у него вщё лишо темно от крови. Помёр. А мы щеление поштроили. – Крив подпихнул в костёр головешку, выдохнул: – Щердечный был человек.

Каша не лезла. И почему Хом в детстве про это не рассказывал? Где в таком случае их истинный дом? Быслав думал про отца, представлял, каким он был. Хватило бы у него мужества, поступить так же? Сможет, если потребуется?

Не покидала мысль, что надо возвращаться, продолжать сражение, искать маму. В то же время Быслав осознавал, что опрометчиво, убьют.

Юноша не узнавал место, где сейчас находился, не встречал раньше это убежище. К Ладе не подходил. Она, не поднимая голову, молчала.

– Поря уж позьнакомить, – толкнула старика в бок Магуша.

– Пойдём прогуляемщя, – позвал тот Быслава.

Юноша продирался за стариком сквозь заросли. Похоже, марь отступала, таяла своим снегом, кричала птица. Казалось, юноша уже бывал здесь. Когда Крив сказал «пришли», он убедился: так и есть, это те курганы, которые видел в детстве.

Старик принялся хохотать:

– Помнишь, как я ваш ребятнёй напугал? В гряжи ижмажалщя, а вы решили, что шкитник. Как драпанули!

Быслав подступил к кургану. Вспомнил про обещание маме, вспомнил её лицо.

– Детишки там. Ещё до наш жарывали, – подошёл Крив. – И там, и там, и там. Вежде. – Он рассёк рукой воздух.

Чащоба.

То, что являлось для селян чертогами мрака, кляксой, которая, расползалась по сознанию каплей ужаса, с трудом впитываясь в рыхлую явь, открыла Быславу, наконец, свои тайны. Юноша поднял голову и увидел его. Коричневая шерсть обрамляла злобное естество, мерзость, которую Быслав хотел выхаркнуть ему на спину. За то, что потакал мари, за то, что пугал. Страх захлебнулся кровью родных людей. Скитника – внутри разгорался пожар мести – он презирал сейчас, наверное, не меньше кочевников. Винил за всё, что произошло, за утраченный покой, за то, что оставил маму. Скитник, выкидыш нави, принимал на себя весь гнев юноши. Быслав не позволит ему забрать то, что осталось у них.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Относительно набора текста. В «плюс» автору – наличие буквы «ё» (надеюсь, что пишет он её не по случаю подачи текста в наш журнал, а вообще – по жизни. Также автор применяет красные строки, верно использует тире.
    Плохо вот что – постоянно пишу об этом очень многим авторам: вы присылаете не текст статьи для какого-то сайта, вы присылаете текст ХУДОЖЕСТВЕННОГО произведения. Поэтому не нужно делать увеличенные отступы между абзацами! У нормальных читателей художественных произведений (и у нормальных редакторов) это вызывает негативное отношение и элементарно мешает читать (особенно, если у автора есть ещё какие-то смысловые разрывы между частями текста). В статье, особенно в такой, где между абзацами иногда требуются смысловых разрывы, делать эти разрывы вполне оправданно, но вот в тексте художественно, да ещё между КАЖДЫМ абзацем делать такое увеличенные интервалы НЕ НУЖНО.
    В целом, о самом рассказе чего-то положительного сказать не могу. Сюжет – очередная «сказка про выдуманные королевства» на, якобы, старославянский лад. Причём, какой-то захватывающей сюжетной идее нет – этакая хроника-зарисовка отрывка, отрывок из жизни псевдо-славянского поселения. Довольно тягучее повествование, часто встречаются крайне неудобные для восприятия фразы: автор зачем-то экономит союзы, не слишком внятно связывает отдельные члены предложений – возможно, этакая попытка местами подстраивать свой язык под некий «старославянский лад? Ни к чему вообще делать такое (не для старославян же пишите!), да и не очень получилось, в принципе. Далее, многие персонажи шепелявят (особенно некто Крив) – и автор везде даёт прямую речь таких персонажей со сплошным коверканьем звуков «с–ш», «з–ж» и т.п. Читать такое очень тяжело (если бы не обязанность написания рецензии, я бы такой текст дальше вообще читать не стал). В подобных случаях достаточно раз сказать, что персонаж «шепелявит», привести одно предложение с примером его «шепелявости», но постоянное воспроизводить это «дефект фикции» в тексте не нужно – это читать мешает. Далее можно лишь периодически упоминать в речи косвенности, что персонаж «прошепелявил». Читатель будет знать и помнить, что персонаж говорит с дефектом – но читаться будет легко, без напряжения.
    В сюжете множество нелогичностей. Например, то, что село заволакивает дымом от соседних сёл, которые жгут кочевники. Так заволакивает, что «дышать нечем, дети в обморок падают». Ну давайте подумаем, сколько надо сжечь в округе сёл (которые ведь не вплотную друг к другу и к месту действия расположены!), чтобы некое отдельное село потонуло в смрадном дыме? Там сельский мегаполис, что ли?
    Опять же, где это видано, чтобы селяне взбесившихся животных кидали в колодцы?! Только если колодец хотели отравить, не иначе. Понимаю, нагнетание ужаса в произведениях определённого типа необходимо, но оно должно быть «логичным», а не с потолка взятым.
    В последней четверти текста повествование вообще пошло рваное, если не сказать, мало связное. Совершенно не понятно, как старики смогли спасти Быслава и Ладу (особенно – Ладу, над которой кочевники уже начали «измываться») от демонов-кочевников?
    Что совсем уже не ясно – а к чему само по себе такое название? Нет, оно «звучное», конечно – «Из нави», но какая связь с содержанием?! Что, демоны-кочевники идут из нави?! Можно, конечно, с трудом догадаться, но если даже и догадаешься, то сам собой встаёт вопрос: «Ну и что с того?». А при чём в сюжете образ скитника? В начале ему уделено много времени, а затем автор, похоже, забыл напрочь об этом персонаже? Или то, что в лодке Крив вдруг превращается в медведя – этот-то эпизод к чему был? Эклектика какая-то, прошу прощения.

    Увы, как уж сказал выше, сюжета особого нет, хотя эпиграф подобран очень серьёзный – ах из «Сантии Веды Перуна» (являющейся поделкой современных славянских неоязычников, т.е. – явным блефом). Видимо, суть рассказа в том, что герой должен простить свою девушку, изнасилованную кочевниками. Мысль эта, возможно, и «глубокая» сама по себе, но текст, в целом, крайне слабый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru