Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Анисов А. – Из нави – 41

– Волхвы жудели: это марьё намещника покинуло, жадабривать надо. И принялищь пошле того ему шкотину оштавлять у чащобы. А его шкитником нарекли. – Старик прикрыл здоровый глаз, словно видел выбитым, и посмотрел Быславке за спину, как будто позади того в лодке сидел ещё кто-то. Еле слышно произнёс: – В чащобу болей ни ногой. Нааавь там.

Крив медленно поднял руку, обхватил холодной ладонью мальчика за шею и начал сдавливать. Быславка видел, как преображалось лицо старика. Из кожи выбивалась грязно-коричневая шерсть. Нос, походивший на звериный, вытягивался вперёд, а изо рта-пасти выступили клыки, с которых на бороду сползала желтоватая пена.

Мальчик задыхался, зверь буравил его своим одним глазом.

– Сынок! – окликнула с берега мама.

Старик освободил шею.

 

*

 

К концу весны селение затянуло дымом, чадным, забивавшим горло. Тряпицы не помогали. Люди заходились кашлем, глаза гноились. Дети теряли сознание и падали прямо на улице в обморок. Кочевники жгли селения. Сгружали, как уверяли старики-очевидцы, тела в общую яму, обливали смолой и поджигали. Так они, как считали, благодарили марь. А та стремилась дальше, прокладывала из костей путь шествующим позади.

Ночью разразилась гроза.

Животные пугались яростного грома, кусали, тревожно метались. Быки и лошади выбивали копытами ограждения и выбегали из стойл. Женщины плакали, дети вычерпывали из домов воду, мужчины отлавливали животных.

Небо раскалывали молнии, доселе невиданные, алые, рдяные. Одна с треском угодила в мельницу. Начался пожар. Люди бегали с вёдрами, заливали водой. Амбар, на который перекинулся огонь, у ненастья отвоевали, однако мельница сгорела дотла. Пригодится она, выдастся ли новый год жизни, не знали, не думали, скупо надеялись.

Рассвет, то, что привыкли встречать по утрам, не наступил. Небо надломило что-то бездушное, гнетущее, серое, скрывшее благие вести. Надломилась и людская вера. Опустошение пришло на смену чаянию. Безумие захватило разум, лица перекосил испуг. Бредили, безысходно тонули в объятиях. Боевой дух уносил ветер, гоняющий пепельные крупицы. Подолгу вглядываясь в глаза, Кир, воевода, назначал сторожевых. Малодушничали: выпускали из рук на посту оружие и рыдали в плечи.

Покидать родной очаг не решались. Неизвестно откуда могли прийти кочевники. В одиночку – верная гибель, вместе – выскользнут авось, пронесёт, отобьются.

Дни растянулись в века.

Марь, поглядывая с ухмылкой на людские страдания, забавлялась. Подчинив себе кошек, она прыгала на детей, метила в глаза. Животных, которые не убежали, кололи, стреляли. Как и куницы, они, не переплыв Огненную реку, возвращались из нави и сигали на людей с новой силой. На них набрасывали мешки и кидали в колодцы. Кошачий вой, повергая людей в ещё более жуткий трепет, пещерным эхом разносился по селению.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Относительно набора текста. В «плюс» автору – наличие буквы «ё» (надеюсь, что пишет он её не по случаю подачи текста в наш журнал, а вообще – по жизни. Также автор применяет красные строки, верно использует тире.
    Плохо вот что – постоянно пишу об этом очень многим авторам: вы присылаете не текст статьи для какого-то сайта, вы присылаете текст ХУДОЖЕСТВЕННОГО произведения. Поэтому не нужно делать увеличенные отступы между абзацами! У нормальных читателей художественных произведений (и у нормальных редакторов) это вызывает негативное отношение и элементарно мешает читать (особенно, если у автора есть ещё какие-то смысловые разрывы между частями текста). В статье, особенно в такой, где между абзацами иногда требуются смысловых разрывы, делать эти разрывы вполне оправданно, но вот в тексте художественно, да ещё между КАЖДЫМ абзацем делать такое увеличенные интервалы НЕ НУЖНО.
    В целом, о самом рассказе чего-то положительного сказать не могу. Сюжет – очередная «сказка про выдуманные королевства» на, якобы, старославянский лад. Причём, какой-то захватывающей сюжетной идее нет – этакая хроника-зарисовка отрывка, отрывок из жизни псевдо-славянского поселения. Довольно тягучее повествование, часто встречаются крайне неудобные для восприятия фразы: автор зачем-то экономит союзы, не слишком внятно связывает отдельные члены предложений – возможно, этакая попытка местами подстраивать свой язык под некий «старославянский лад? Ни к чему вообще делать такое (не для старославян же пишите!), да и не очень получилось, в принципе. Далее, многие персонажи шепелявят (особенно некто Крив) – и автор везде даёт прямую речь таких персонажей со сплошным коверканьем звуков «с–ш», «з–ж» и т.п. Читать такое очень тяжело (если бы не обязанность написания рецензии, я бы такой текст дальше вообще читать не стал). В подобных случаях достаточно раз сказать, что персонаж «шепелявит», привести одно предложение с примером его «шепелявости», но постоянное воспроизводить это «дефект фикции» в тексте не нужно – это читать мешает. Далее можно лишь периодически упоминать в речи косвенности, что персонаж «прошепелявил». Читатель будет знать и помнить, что персонаж говорит с дефектом – но читаться будет легко, без напряжения.
    В сюжете множество нелогичностей. Например, то, что село заволакивает дымом от соседних сёл, которые жгут кочевники. Так заволакивает, что «дышать нечем, дети в обморок падают». Ну давайте подумаем, сколько надо сжечь в округе сёл (которые ведь не вплотную друг к другу и к месту действия расположены!), чтобы некое отдельное село потонуло в смрадном дыме? Там сельский мегаполис, что ли?
    Опять же, где это видано, чтобы селяне взбесившихся животных кидали в колодцы?! Только если колодец хотели отравить, не иначе. Понимаю, нагнетание ужаса в произведениях определённого типа необходимо, но оно должно быть «логичным», а не с потолка взятым.
    В последней четверти текста повествование вообще пошло рваное, если не сказать, мало связное. Совершенно не понятно, как старики смогли спасти Быслава и Ладу (особенно – Ладу, над которой кочевники уже начали «измываться») от демонов-кочевников?
    Что совсем уже не ясно – а к чему само по себе такое название? Нет, оно «звучное», конечно – «Из нави», но какая связь с содержанием?! Что, демоны-кочевники идут из нави?! Можно, конечно, с трудом догадаться, но если даже и догадаешься, то сам собой встаёт вопрос: «Ну и что с того?». А при чём в сюжете образ скитника? В начале ему уделено много времени, а затем автор, похоже, забыл напрочь об этом персонаже? Или то, что в лодке Крив вдруг превращается в медведя – этот-то эпизод к чему был? Эклектика какая-то, прошу прощения.

    Увы, как уж сказал выше, сюжета особого нет, хотя эпиграф подобран очень серьёзный – ах из «Сантии Веды Перуна» (являющейся поделкой современных славянских неоязычников, т.е. – явным блефом). Видимо, суть рассказа в том, что герой должен простить свою девушку, изнасилованную кочевниками. Мысль эта, возможно, и «глубокая» сама по себе, но текст, в целом, крайне слабый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru