Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алекс Раен-Пробуждение-42-ред

Это я и сам хорошо знал. Мы все тогда понимали, что назад дороги нет.

– Но носитель может выйти из системы сам, – продолжил Манес, – теоретически.

– Это будет непросто, – я усмехнулся, – вы же сделали нас наркоманами.

Манес ничего не ответил, он, слегка сутулясь, молча шёл рядом. Мучительная догадка шевельнулась в голове, и я сказал:

– Он будет убивать до тех пор, пока страх не заставит наш разум выйти из системы.

– Боль хороший стимулятор, – произнёс Манес, – ну а многократная смерть…

– Но запасы биомассы ограничены.

– Если расщеплять умерщвлённые функции...

Меня передёрнуло.

– Но зачем?! Зачем пробуждать нас?

– Спросите у него сами, – сказал Манес.

Мы вышли к лифту в тыльной части корабля. За прозрачным стеклом виднелась ярко освещённая кабина – кажется, лифт был в норме. Я ударил по кнопке, и в груди на секунду ёкнуло. В кабине никого не было, и мы опустились на уровень вниз. Двери распахнулись, и я отпрянул назад – напротив лифта, лицом вниз, лежало тело с багровыми разводами на серой форме.

Доктор склонился и повернул голову трупа к нам, я увидел молодое лицо Кости Андреева, программиста. Его мальчишеские глаза уставились на меня бессмысленным взглядом. На шее Кости алела рваная рана, как будто её нанесли тяжёлым грубым предметом.

На стене напротив блёкло мерцал терминал связи, и приглушённый женский голос повторял одни и те же слова, на которые я только сейчас обратил внимание: «Приём. Говорит Рута Ледовски, навигатор. Корабль следует незапланированный курсом, требуется помощь».

Я бросился к терминалу.

– Рута! Это Ярослав. Где ты?

«Приём, говорит Рута Ледовски, навигатор…»

– Твою мать. Рута!

Почему я решил, что она ответит? Наверно, это сообщение крутиться здесь, чёрт знает сколько, а Рута, как и Андреев, лежит в глубине рубки, с перебитым горлом и пустыми глазами.

– Яр, ты там? – донеслось из терминала.

Я вздрогнул от неожиданности.

– Да! Где ты? Ты цела?

– Я в рубке управления. Яр, мы идём неправильным курсом. Я не смогу всё исправить в одиночку. Нужно…

Терминал клацнул – кто-то присоединился к разговору.

– Поболтаем вместе? Как в старые добрые времена. А, у нас же их не было. Ну, мы это исправим.

– Рута, спрячься… – я подумал о кухне, где видел её в последний раз. Там нет камер! – Ты знаешь, куда надо идти. Я найду тебя.

Я отключил терминал. Доктор по-прежнему стоял над телом Кости, он взглянул на меня не то с упрёком, не то с сожалением и сказал:


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Как я писал в первой рецензии, если авторы подправят то, что критиковалось, рассказ будет принят. (Кому интересно, что критиковалось – пусть посмотрят первую рецензию на данный рассказ этих авторов).
    На мой взгляд, авторы прекрасно справились с устранением описанных недостатков.
    Единственное сейчас замечание – а зачем, всё-таки, чтобы лампы в складском помещении звездолёта (звездолёта!) разгорались «со стрекочущим гулом»? Это то же самое, что написать, что там светят «люминесцентные лампы» (которых на звездолёте явно быть не может в силу их анахронизма).
    Думаю, авторы не будут возражать, если мы напишем совсем просто: «Я дёрнул рубильник на стене, и секцию залило ровным белым светом». Т.е., не уточняя, как лампы «начали разгораться», поскольку разгорающиеся, да ещё «с гулом» лампы – это точно какой-то анахронизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru