Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алекс Раен-Пробуждение-42-ред

– Талантливый мальчик.

– Он был лучшим на курсе. Пойдёмте, Манес. Здесь вы уже ничем не поможете.

Мы двинулись по безлюдному коридору к очертаниям громоздкого шлюза обеспечения. Я внутренне похолодел: распахнутые двери шлюза искрили, наружу не пробивалось ни лучика света. Доктор остановился и нерешительно посмотрел на меня. Я стиснул зубы и шагнул вперёд. На потолке стали включаться лампы, их свет отражался от синеватых стен, сделанных из сверхпрочного сплава. Впереди возвышались ряды чёрных коконов. Я не был тут целую вечность – с момента погружения.

По сторонам, в голубоватой дымке, стояли стойки управления, на стенах висели широкие проецирующие экраны. В помещении было чертовски холодно, здесь поддерживали нулевую температуру.

– С чего нам лучше начать? – мой голос гулко отразился от холодных стен.

– Зависит от того, что вы всё-таки хотите сделать.

– Для начала узнаем, чем он тут занимался.

– Тогда, нам нужен журнал генерации, – ответил Манес.

Я подошёл к вытянутой стойке и активировал компьютер. До общих систем управления я добрался сам, но пробиться к файлам обеспечения мне не удалось.

– Манес, давайте вы.

Пальцы доктора забегали по тёмным контурам клавиш, он, как всегда, работал сосредоточенно.

– Система… – выдохнул Манес, – тут всё изменилось. Большинство носителей отключено от генерации.

– Вот почему на борту никого, – я взглянул на экран, и в груди тревожно заныло – за последние недели генераций было больше, чем за несколько лет полёта. Чаще всех генерировали Верешнёв и Андреев Костя.

– Он мучил их, – сказал я, чувствуя, как к горлу подкатил комок. – Сволочь. Понятно, чего он хотел от Кости – чтобы тот изменил систему. Но что ему было нужно от Верешнёва?

– Не знаю, – сказал Манес.

– Доктор, кто находится в функциях сейчас?

На экране, одно за другим, появились имена: Игорь Манес, Верешнёв Сергей, Жуков Ярослав, Решкина Ольга, Ким Данг, Ледовски Рута.

– Выходит, Охотник один из нас, – пробормотал я.

Манес кивнул.

– Но никто из этого списка не может быть Охотником! Система нас обманывает. Это кто-то из «отключённых».

Манес покачал головой:

– Это невозможно.

– А если обесточить коконы? Сон прервётся?

– Нет, но связь с функциями будет потеряна. А через два часа начнётся кислородное голодание.

– Можем мы обесточить коконы, на два часа? Все, кроме моего и вашего?

– Да, но для этого нужен код ч.с. высшего уровня.

– А по-вашему, что происходит сейчас, на высший уровень не тянет?

На этот раз Манесу потребовалась лишь пара минут. Когда напротив всех фамилий в списке появилась надпись «обесточено», он отошёл от компьютера к своему кокону.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Как я писал в первой рецензии, если авторы подправят то, что критиковалось, рассказ будет принят. (Кому интересно, что критиковалось – пусть посмотрят первую рецензию на данный рассказ этих авторов).
    На мой взгляд, авторы прекрасно справились с устранением описанных недостатков.
    Единственное сейчас замечание – а зачем, всё-таки, чтобы лампы в складском помещении звездолёта (звездолёта!) разгорались «со стрекочущим гулом»? Это то же самое, что написать, что там светят «люминесцентные лампы» (которых на звездолёте явно быть не может в силу их анахронизма).
    Думаю, авторы не будут возражать, если мы напишем совсем просто: «Я дёрнул рубильник на стене, и секцию залило ровным белым светом». Т.е., не уточняя, как лампы «начали разгораться», поскольку разгорающиеся, да ещё «с гулом» лампы – это точно какой-то анахронизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru