Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алекс Раен-Пробуждение-42-ред

Я долго выплёвывал мутную жижу из лёгких, потом медленно встал и увидел своё неясное отражение на гладкой поверхности стены: худой, жилистый парень с копной светлых волос, не старик и не безумец. Я огляделся – с потолка лился голубоватый свет, на стальном полу не было ни пятнышка, только лужи раствора и куски стекла возле моего кокона выбивались из общей картины. Я вдруг сообразил, что стою, в чём мать родила. Внезапно накатила тошнота и мучительная, скручивающая изнутри слабость.

– Неплохо сохранился, – в дверях шлюза появился Охотник. Он бросил мне под ноги комплект новой формы.

Я, пошатываясь, стал одеваться, примериваясь к толстому куску разбитого стекла.

– Ещё успеешь, – сказал Охотник, приближаясь. Быстрым движением он что-то вколол мне в руку, – будешь вводить ещё, пока не встанешь на ноги.

Я почувствовал, как слабость отступила, казалось, даже дышать стало легче.

–Хочу тебе кое-что показать, – он потянулся к маске и сорвал её с лица.

Я увидел себя, на этот раз не в отражении, а во плоти: с крепкими мускулами, ёжиком светлых волос и колкой насмешкой во взгляде. Ладони вспотели, сердце заколотилось быстрее.

– Кто ты? – хрипло спросил я.

– Часть тебя. Здесь нам больше нечего делать, пойдём.

В голове, одна за другой, проносились мысли.

– Ты не функция, – сказал я, – но как ты попал на корабль?

– Вырвался из твоего подсознания, – ухмыльнулся Охотник, – я –  следующий этап в эволюции функций.

– Но…

– Почему ты? Потому что, только ты сомневался, – Охотник окинул взглядом коконы, – ты один не верил в благородную миссию, твоё подсознание постоянно искало выход и… нашло, – он ухмыльнулся.

Мы поднялись на верхнюю палубу на том же лифте, на котором я спускался с Манесом. При мысли о докторе я вздрогнул.

– Что ты хочешь сделать с остальными?

– Ничего. Пусть спят, они так этого хотели. Я снова подключил их к системе.

Я словно видел сон, прокрученный задом наперёд: кабина лифта, верхняя палуба, кают-компания, обсерватория... Охотник остановился у каюты Верешнёва.

– Прошу.

Я зашёл внутрь. Каюта капитана была размером с приличную комнату, сюда влезла койка, стол со стулом, личный терминал и ещё оставалось место, чтобы размять ноги. Над столом висела фотография: Верешнёв, красивая молодая женщина и двое мальчиков-близнецов. Но, все же, каюта была нежилой, безликой. Охотник подвёл меня к терминалу.

Экран ожил, Охотник ввёл личный код доступа – спрашивать, откуда он его знал, смысла не было. Его пальцы застучали по силуэтам клавиш на мониторе.

– Объ, новый дом человечества... – протянул он.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Как я писал в первой рецензии, если авторы подправят то, что критиковалось, рассказ будет принят. (Кому интересно, что критиковалось – пусть посмотрят первую рецензию на данный рассказ этих авторов).
    На мой взгляд, авторы прекрасно справились с устранением описанных недостатков.
    Единственное сейчас замечание – а зачем, всё-таки, чтобы лампы в складском помещении звездолёта (звездолёта!) разгорались «со стрекочущим гулом»? Это то же самое, что написать, что там светят «люминесцентные лампы» (которых на звездолёте явно быть не может в силу их анахронизма).
    Думаю, авторы не будут возражать, если мы напишем совсем просто: «Я дёрнул рубильник на стене, и секцию залило ровным белым светом». Т.е., не уточняя, как лампы «начали разгораться», поскольку разгорающиеся, да ещё «с гулом» лампы – это точно какой-то анахронизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru