Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алекс Раен-Пробуждение-42-ред

На экране появился коричневый шар, камера плавно наползала из космоса, приближаясь к планете. Я увидел широкие разрезы кратеров, глубокие впадины, и безжизненные каменистые равнины, протянувшиеся на долгие километры. Ни синевы океанов, ни пелены облаков, закрывающей зеленовато-желтые громады материков. Ничего общего с теми записями, что нам показывали когда-то. В груди что-то оборвалось.

«Спокойно, – сказал я себе, – спокойно».

Но в голове, одна за другой замелькали мысли, те самые, что раньше не давали покоя.

– Вот куда мы летим, Яр. И вот на это погляди.

На планету легла сетка с данными георазведки – разветвлённые, толстые жилы иридия, россыпи мелких месторождений платины, подземные озёра тяжёлых горючих соединений, а на ледниках – радиоактивные шапки урана.

– Новый дом человечеству не нужен, – сказал Охотник, – по крайней мере, сейчас. И в старом живётся неплохо, не всем правда, но это мелочи… где не справится матушка-природа – поможет технология. Мы с тобой, дружище, не первооткрыватели, не пионеры, а ресурс ради ресурса…

Я опустился на кресло и приложил ладони к вискам.

– Но зачем… зачем эта ложь? Для чего? Гипер-транспортники и так летают к таким вот планетам. Я не понимаю…

– Политика, Яр. Старая добрая политика. Комитет выдвинул проект, люди проголосовали за комитет. Ты же голосовал. И мама, и сестрёнка – Охотник усмехнулся. – Отправили бы транспортник, и что тогда? Всё бы вскрылось в считанные дни, а так – в запасе будут годы. Пока мы летим – проект набирает обороты, комитет остаётся у руля. Ну а когда доберёмся, не отказываться же… Шарик-то перспективный, – он постучал пальцем по экрану. – Тогда и гипер-транспортники полетят. А мы им площадку подготовим и прочий марафет наведём.

Я взглянул на фотографию на стене – выходит, Верешнёв всё знал. Как они тебя сломали, капитан? Что пообещали дать или, может, отнять?

Охотник всё это время с улыбкой смотрел мне в лицо.

– Что теперь? – спросил я.

– Сам увидишь, – он махнул рукой, приглашая следовать за ним.

Мы двинулись обратно: через тёмную обсерваторию и навигаторскую, мимо капитанского мостика. Охотник остановился возле рубки и нырнул внутрь. Я вошёл следом, боясь, что увижу тут мёртвую функцию Руты, но внутри никого не было. На стенах светились радары, зелёным и оранжевым плясали графики расхода топлива, искривлений траектории и прочих параметров, которых я не знал. Посреди рубки стоял пульт управления и массивное кресло, прикрученное к полу. Охотник бросил взгляд на пульт:

– Я недочеловек будущего, Яр, – корабль не слушает меня. Мне удалось изменить курс, но остановить эту крошку я не могу – тем более развернуть.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Как я писал в первой рецензии, если авторы подправят то, что критиковалось, рассказ будет принят. (Кому интересно, что критиковалось – пусть посмотрят первую рецензию на данный рассказ этих авторов).
    На мой взгляд, авторы прекрасно справились с устранением описанных недостатков.
    Единственное сейчас замечание – а зачем, всё-таки, чтобы лампы в складском помещении звездолёта (звездолёта!) разгорались «со стрекочущим гулом»? Это то же самое, что написать, что там светят «люминесцентные лампы» (которых на звездолёте явно быть не может в силу их анахронизма).
    Думаю, авторы не будут возражать, если мы напишем совсем просто: «Я дёрнул рубильник на стене, и секцию залило ровным белым светом». Т.е., не уточняя, как лампы «начали разгораться», поскольку разгорающиеся, да ещё «с гулом» лампы – это точно какой-то анахронизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru