Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алекс Раен-Пробуждение-42-ред

Сам ангар занимал почти всю палубу C. Бесчисленные ряды отсеков, петляя, сменяли друг друга в полутьме и простирались до хвостовой части корабля. Я включил фонарь и углубился в лабиринт контейнеров второй секции. Наконец, сверху мелькнул чёрный провал – нерабочая лампа. Я приставил к стене лестницу, раздвинул её на максимальную длину, и с фонарём в зубах и ящиком инструментов полез вверх.

Я выкрутил гнездо и добрался до проводов: в нос тут же ударил запах горелой резины. Все три кабеля слиплись друг с другом и приварились к клеммам гнезда. Придётся резать. Я делал привычную работу, но думал о другом: о Земле, какой я её помнил, о матери и сестре, которые сейчас на Орбитальном Комплексе, о своей жизни… хотя какая там жизнь, одна сплошная муштра. А всё потому, что у меня было подходящее строение мозга.

Я срезал спёкшуюся медь, припаял новые клеммы и соединил провода. В глаза сразу ударил свет – чёрт, эти штуки только издали кажутся тусклыми. Я спустился с лестницы и решил на всякий случай проверить и основное освещение. По уставу нельзя включать свет в полёте – нужно беречь энергию. Атомник не вечен. Я дёрнул рубильник на стене и огромные квадратные лампы в потолке начали разгораться со стрекочущим гулом. Секцию залило ровным белым светом. Ну, здесь всё в норме. Я вернул рубильник в прежнее положение, взял инструменты и пошёл на выход. Когда шлюз в отсек С-5 закрылся, я вспомнил, что оставил там лестницу.

Я поднялся на уровень А, и двинул к отсеку генерации. В дверях стояла Рута и застёгивала молнию на форме – значит, только недавно сгенерировалась.

– Привет, – сказал я.

– Привет, – она улыбнулась. – Тоже на ногах?

– Как видишь, – я всё никак не мог понять, что было не так с функцией Руты и, наконец, уловил отличие: на бледной коже не было веснушек. Иногда генератор биомассы убирал маленькие, индивидуальные черты. Наверно, экономил пигменты.

– А у меня корректировка курса, – сказала Рута, – уже прошёл год, а кажется, только вчера всё проверила.

Да, в коконах время летело незаметно. Последний раз я говорил с Рутой четыре года назад, но мне казалось, что прошла всего неделя.

– Выпьем кофе? – предложил я.

– Ты же знаешь, нельзя прохлаждаться, пока мы в функциях.

– Там нет камер. Да даже если бы и были, что нам за это будет?

«Не развернут же они корабль», – подумал я.

Хотя, один корабль, «Елену»,  развернули, но никто не знает, почему. После этого часть систем управления повесили на автоматику.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Как я писал в первой рецензии, если авторы подправят то, что критиковалось, рассказ будет принят. (Кому интересно, что критиковалось – пусть посмотрят первую рецензию на данный рассказ этих авторов).
    На мой взгляд, авторы прекрасно справились с устранением описанных недостатков.
    Единственное сейчас замечание – а зачем, всё-таки, чтобы лампы в складском помещении звездолёта (звездолёта!) разгорались «со стрекочущим гулом»? Это то же самое, что написать, что там светят «люминесцентные лампы» (которых на звездолёте явно быть не может в силу их анахронизма).
    Думаю, авторы не будут возражать, если мы напишем совсем просто: «Я дёрнул рубильник на стене, и секцию залило ровным белым светом». Т.е., не уточняя, как лампы «начали разгораться», поскольку разгорающиеся, да ещё «с гулом» лампы – это точно какой-то анахронизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru