Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Алекс Раен-Пробуждение-42-ред

Спустя секунду раздался шум открывающегося шлюза. Мы с Кимом, словно по команде, бросились в залитый светом проём и с силой захлопнули двери шлюза обратно. Оставалось только подняться на палубу выше. Шахта лифта – клетка из переплетённых стальных брусьев – уходила в потолок метрах в двадцати от нас, но кабины на нашей палубе не было. Я взглянул на панель вызова – все индикаторы горели жёлтым – кто-то заблокировал лифт.

– Давай туда, – Ким кивнул в сторону смежного помещения.

Там виднелась аварийная лестница, она уходила вверх, к узкому вертикальному проходу. В проходе было промозгло и пахло железом, мне казалось, что холодные перекладины не закончатся никогда. Наконец, сверху потянуло теплом, и мы выбрались на палубу B, прямо к автоматическими дверями инженерной.

– Блокируй, – сказал Ким. Он по-прежнему говорил тихо.

Я открыл коробку управления и ввёл команду блокировки, сзади щёлкнули фиксаторы. Ким выдохнул и присел на корточки, спиной к двери, потом сказал:

– Твою же мать… На ногах должна быть половина корабля. Где все?

– Не знаю, – я повёл плечом. – Эти стихи… это Уитмен.

– Что?

– Охотник, он цитировал Уитмена.

– И что с того?

– Эта книга была в Информатории. На Орбитальном Комплексе.

Ким хмыкнул.

– Скажи лучше, что у него за штука, которой он делает дырки в людях.

– Арбалет, точнее модификация. Их использовали в древности, пока не изобрели порох.

Ким потёр руками виски.

– Ты всегда был заучкой, – выдал он.

– Могу и двинуть, – я опустился на пол, в ногах гудела тяжёлая усталость.

Мы коротко рассмеялись, наверно со стороны это выглядело глупо.

Неожиданно пискнул боковой выход, и в помещение ворвалась девушка. Она резко остановилась, увидев нас – так и стояла, сжимая и разжимая кулаки с разбитыми костяшками пальцев. Решкина Ольга, биолог из моей группы.

– Спокойно, – произнёс я, – всё в порядке.

Она, часто дыша, сползла на пол. Потом тихо сказала:

– Я видела, как он убил Верешнёва.

– Ты была в ангаре? – спросил Ким.

Она кивнула.

Несколько мгновений все молчали. Потом Ким резко проговорил:

– Надо решать, что делать дальше.

– Дальше? – переспросила Ольга. – Он нас всех перебьёт!

–Здесь нельзя торчать вечно, – сказал я, – надо что-то делать.

– Только что? – Ким скрестил на груди руки.

– Помнишь, что говорил Верешнёв? – спросил я. – Думаю, он хотел вывести из строя кокон этого психа.

– По-моему, Верешнёв вообще был не в себе, – ответил Ким, – видел, как у него руки тряслись?


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Как я писал в первой рецензии, если авторы подправят то, что критиковалось, рассказ будет принят. (Кому интересно, что критиковалось – пусть посмотрят первую рецензию на данный рассказ этих авторов).
    На мой взгляд, авторы прекрасно справились с устранением описанных недостатков.
    Единственное сейчас замечание – а зачем, всё-таки, чтобы лампы в складском помещении звездолёта (звездолёта!) разгорались «со стрекочущим гулом»? Это то же самое, что написать, что там светят «люминесцентные лампы» (которых на звездолёте явно быть не может в силу их анахронизма).
    Думаю, авторы не будут возражать, если мы напишем совсем просто: «Я дёрнул рубильник на стене, и секцию залило ровным белым светом». Т.е., не уточняя, как лампы «начали разгораться», поскольку разгорающиеся, да ещё «с гулом» лампы – это точно какой-то анахронизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru