Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Кулагин С. – Между жизнью и смертью – 16

— Стоять! — воскликнуло сознание.

Даже не знаю, мысленно или вслух я прокричал это слово. Передо мной лежали кости и череп. Судя по лобной кости и структуре лицевой части черепа — останки человека. Я растерялся. Может, нет никакого будущего и меня тоже нет? Лежу сейчас в капсуле и смотрю дурацкие сны, а мог бы последние дни своей жизни провести в постели с длинноногой блондинкой. Нет, как же, второй жизни захотелось. Хрясь! Мой кулак с размаху врезается в стену. Пришла боль, значит, не сплю. Я опустился на бетонный пол. Как же так? Не могли же люди будущего ради шутки взять и оживить умирающего? Нет, не могли! Вновь появились сомнения.

Какой же я наивный. Отсутствие персонала и недостаток электричества — всё говорило о том, что хранилище давно заброшено. Я верил, потому что хотел верить. Как в стихотворении классика: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!». Слёзы градом хлынули из глаз. Я плакал, а потом смеялся и снова плакал. Никто меня не вылечит. Не нужны будущему осколки старого мира. Пойду узнаю, как живут, в глаза посмотрю иродам, разрушившим мой дом и мои надежды. Терять-то мне уже нечего. Перед самой криоконсервацией врач прямо сказал, что мне осталось жить не больше месяца.

Через какое-то время, встав, я обречённо продолжил свой путь. Прошла вечность и вот он долгожданный выход из коридора сомнений. Последние шаги оказались самыми тяжёлыми. Набираю код. Открываю дверь. Сердце забилось чаще. Никогда не забуду кровавый рассвет и то, что увидел, то, что ощутил, выйдя из криохранилища — я очутился на съёмках фильма о конце света. Полуразрушенные дома, покорёженные автомобили, ветер, пыль и обжигающее солнце. На ум приходило только одно — война.

Несколько часов в диком исступлении я, еле передвигая ноги, бродил по городу в надежде найти выживших. Потом вернулся в криохранилище. Нашел главный пульт, и дистанционно открыл помещения, где находились другие пациенты. Осмотрев все капсулы, понял, что ни один из них не пережил разморозку. После увиденного я ощутил себя в морге, имя которому — Земля, и, впав в истерику, снова поковылял в город.

Сил у меня почти не осталось. Я проникал лишь в те квартиры и магазины, где двери были открыты или отсутствовали вовсе. Разум отказывался верить в гибель человечества, но везде, где я побывал, не было даже слабого намека на присутствие людей. Всё вокруг казалось брошенным много лет назад. Смутные воспоминания всплывали в памяти. Перед самой заморозкой много писали о возможности термоядерной войны. Тогда я уже знал, что смертельно болен и мир во всём мире меня мало волновал. Значит, случилось! Меня бросало то в жар, то в холод. Почему? За что? Суки! А как же мои переживания, страдания, мечты? Для чего я выжил, чёрт возьми?! Злость обуяла меня. Не помню, как вернулся в книгохранилище, как нашел в оружейной комнате пистолет и патроны, а затем, как выбежав на улицу, стрелял в дома, в автомобили и даже в солнце, от лучей которого слезились глаза и лопалась кожа на лице. Очнулся уже рядом с капсулой Дьюара весь в ожогах с окровавленной головой. «Хотел застрелиться, наверное» — подумал я и снова заплакал. Сколько раз, в той другой жизни, нас пугали концом света. Сценарии предлагались самые разные: падение метеоритов, захват мира инопланетянами, глобальное потепление или, как вариант, ВИЧ-инфекция мутирует и начнет передаваться воздушно-капельным путём. Говоря об апокалипсисе, я обычно воспринимал его как разовое событие, которое так и не случится. На экраны выходили новые «страшные» фильмы, писались жуткие книги. Люди смотрели, читали, бурно обсуждали сюжет и спецэффекты, но никто не догадывался, что реальность может стать губительной.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Написано достаточно грамотно, хотя автор явно не очень хорошо знает правила пунктуации при вводных словах; есть написание «несмотря на» раздельно с «не».
    Хуже с сюжетом. Суть в двух словах: ГГ в наше время страдает от «неизлечимой болезни» (автор называет её «рак крови», т.е., имеется в виду лейкоз). Он богатый человек и решает построить суперсовременно криохранилище, чтобы его заморозили до той поря, когда болезнь научатся лечить. Просыпается ГГ через 20 лет всего – хранилище функционирует (там у него сделана даже автономная система энергоснабжения от компактной АЭС!), но оно пусто. Выясняется, что на Земле случилась ядерная война, в общем – Постапокалипсис. ГГ спасает девушку – девушка сильно ранена. ГГ укладывает девушку в криокамеру (чтобы не сразу умерла, видимо) и чего-то ждёт – в этом месте повествование перескакивает через 9 лет и заканчивается ничем.
    Т.е., данный текст в существующем виде не является законченным рассказом, а выглядит как некая зарисовка. Больше всего это похоже на начало романа (надо сказать, довольно интригующее), которые ещё надо дописывать процентов этак на 90.
    Никак не объясняется, почуем это ГГ, проснувшись, уже не страдал от лейкоза – кто и когда успел его вылечить? Дополнительное облучение в заражённом радиацией постапокалиптическом мире никак не могло этому способствовать.
    Кроме того, повод, по которому ГГ решил заморозиться, явно надуман – лейкоз в наши дни не является совершено неизлечимой болезнью, единственным спасение от которой стала бы надежда на заморозку и лечение в будущем. Особенно это так, если у ГГ была неострая (хроническая) форма заболевания. А если у него была бы острая форма заболевания, которая бы не поддавалась лечению, то ему просто не хватило бы времени выстроить такое громадное и технически сложное криохранилище – умер бы раньше.
    В общем, данное произведение не только не закончено сюжетно (зарисовка ни о чём), но и содержит в себе явные провалы «логики».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru