Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Кулагин С. – Между жизнью и смертью – 16

Представляю, как моя истерия выглядит со стороны. «Хорошо никто не видит» — подумал с грустью. Сижу у своей камеры, успокаиваюсь и разговариваю с самим собой.

— Как вы думаете, Станислав Игоревич, кто-нибудь ещё мог выжить?

— Такой вариант возможен, Станислав Игоревич.

— Обоснуйте, пожалуйста.

— Если подумать, метро очень хорошо подходит под убежище.

— А кушать, простите, выжившие что будут?

— Вам бы только о еде думать. Например, крысам и тараканам радиация не страшна. Ещё плесень, как вариант.

— Рацион небогатый, но, думаю, возможный.

— Не просто возможный, а единственный. Скажу больше: думаю, люди вновь «покорят» поверхность земли.

— Чем они могут помочь мне, человеку, которому осталось?...

— Увы, ничем. Теперь чтобы найти лекарство от рака, понадобится намного больше, чем сто лет, если вообще такое возможно.

— Выходит, остаётся одно — забраться в капсулу и «уснуть».

— Да, но теперь надежда больше похожа на чудо.

Хочется, чтобы когда-нибудь меня нашли. Вот так пришли и сказали: «Ты снова здоров! Живи!» Я разрыдаюсь от счастья. Сейчас сознаю, сколько в моих мыслях иллюзий. Если бы капсулу просто отключили, я бы умер счастливым человеком... Я похоронил себя в надежде на исцеление в будущем, но попал в прошлое, в сущности, там и остался с задержкой в двадцать лет.

С момента разморозки прошло несколько часов. Я, устав, как не уставал за целую жизнь, задремал. Пока лежал на гранитном полу, приснился сон: включился яркий свет, я вижу Бога. Упав на колени, я рассказываю, что видел на поверхности. Прошу «сотворить» мир заново, но Он отворачивается и уходит, не проронив ни слова. Его поступок похож на категорическое «нет». Проснувшись от ужаса, продолжаю кричать, не смотря на порванную тонкую грань между сном и явью, моля Его о помощи.

Зачем я проснулся? Наверняка врачи что-то напутали, не знаю. Одно знаю точно — всегда есть надежда! Нужно просто верить. А что ещё остаётся? Я боялся и плакал, бредил и пытался наложить на себя руки. У меня ничего не осталось кроме неё. Закрыв капсулу, я умру второй раз, но напоследок крикну этому миру: «До встречи в будущем!».

Здесь и сейчас у меня нет выбора, а значит остаётся одно — залезть в капсулу и будь что будет. Я встал, сделал шаг и замер, услышав приглушенные хлопки выстрелов. Первой мыслью было: «Господи, я что забыл закрыть убежище?» Осторожно приоткрыв дверь, выглядываю в коридор, там никого, лишь тишина. Кто стрелял? В кого стрелял? Определённо толкового объяснения не придумать, только вопросы. Неприятности мне не нужны, но безопасность важнее. Медленно двигаюсь в сторону выхода.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Написано достаточно грамотно, хотя автор явно не очень хорошо знает правила пунктуации при вводных словах; есть написание «несмотря на» раздельно с «не».
    Хуже с сюжетом. Суть в двух словах: ГГ в наше время страдает от «неизлечимой болезни» (автор называет её «рак крови», т.е., имеется в виду лейкоз). Он богатый человек и решает построить суперсовременно криохранилище, чтобы его заморозили до той поря, когда болезнь научатся лечить. Просыпается ГГ через 20 лет всего – хранилище функционирует (там у него сделана даже автономная система энергоснабжения от компактной АЭС!), но оно пусто. Выясняется, что на Земле случилась ядерная война, в общем – Постапокалипсис. ГГ спасает девушку – девушка сильно ранена. ГГ укладывает девушку в криокамеру (чтобы не сразу умерла, видимо) и чего-то ждёт – в этом месте повествование перескакивает через 9 лет и заканчивается ничем.
    Т.е., данный текст в существующем виде не является законченным рассказом, а выглядит как некая зарисовка. Больше всего это похоже на начало романа (надо сказать, довольно интригующее), которые ещё надо дописывать процентов этак на 90.
    Никак не объясняется, почуем это ГГ, проснувшись, уже не страдал от лейкоза – кто и когда успел его вылечить? Дополнительное облучение в заражённом радиацией постапокалиптическом мире никак не могло этому способствовать.
    Кроме того, повод, по которому ГГ решил заморозиться, явно надуман – лейкоз в наши дни не является совершено неизлечимой болезнью, единственным спасение от которой стала бы надежда на заморозку и лечение в будущем. Особенно это так, если у ГГ была неострая (хроническая) форма заболевания. А если у него была бы острая форма заболевания, которая бы не поддавалась лечению, то ему просто не хватило бы времени выстроить такое громадное и технически сложное криохранилище – умер бы раньше.
    В общем, данное произведение не только не закончено сюжетно (зарисовка ни о чём), но и содержит в себе явные провалы «логики».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru