Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Салахов И.-Чёрная Луна-88

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

-----------------------------------------------------------------------------------------

 0.

В глубинах космоса, в скоплении причудливых галактических облаков, притаился монстр. Миллиарды лет он мирно дремал, изредка пробуждаясь, вздыхая и ворочаясь. И тогда, от его лёгких вздохов уничтожались и рождались, разлетались в разные стороны и закручивались в грандиозные спирали мириады звёздных миров.

И вот однажды чёрная и белая материи закружили свой вечный танец слишком резво, и монстр пробудился; поворочался, попыхтел, и снова затих. Перед долгим сном монстр слегка зевнул, и в сторону солнечной системы, к планете Земля устремился с огромной скоростью, уничтожающий всё на своём пути, смертоносный импульс.

 1.

В эту ночь необычно огромная луна, расположившаяся над спящим городком, по странной причине не освещала землю, а робкая заря дольше обычного пряталась за горизонтом, и уставшие ждать улицы, начали просыпаться.

По характерным звукам за окном Михаил с тоской понял, что наступило утро. Ночь ревниво пыталась удержать его в своём мире, изо всех сил внушая страх перед наступающим новым днём. И он боялся. Боялся каждого утра, каждого нового дня, совершенно не помня о том, что уже прожил очень много таких дней, и что наступающий вряд ли будет слишком от них отличаться. Каждое утро он как будто заново рождался, испытывая ужас перед неизвестным, враждебным миром, перед фатальной неизбежностью, обрекающую зародыша на рождение и не оставляющую ему никакого иного выбора.

Первым нарушил ночную тишину шум автомобиля и сразу, как по команде, защебетали птицы, захлопали двери подъездов, гулко застучали шаги прохожих.

Будильник прозвенел, когда Михаил уже лежал с открытыми глазами и с ужасом наблюдал зловещую, потустороннюю черноту, заглядывающую в щель занавесок, подсвеченных призрачным голубоватым светом цифровых часов.

Михаил осознавал, что с ним не всё в порядке, но вот что, - он, как ни старался, понять не мог, и бросал это неблагодарное занятие, принимая себя таким, как есть.  Страхи и волнения, в конце концов, всегда проходили, и жизнь неизбежно поворачивалась к нему светлой стороной.

Конечно, будучи уже далеко не юным, он, бывало, позволял себе составить компанию дворовым завсегдатаям под раскидистым кустом на толстом, с осыпавшейся от времени корой, бревне, а на работе, с праздничных банкетов уйти одним из последних. Но это бывало не так уж и часто, во всяком случае, не чаще, чем у других, и вряд ли эти события могли быть причиной его проблемы.

Однако день неумолимо наступал, пора было принять неизбежное и выходить к заждавшемуся его, хищному миру.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Произведение большое по меркам нашего журнала, и потому и рецензия вышла достаточно объёмная.
    Маленький нюанс, о котором авторам часто приходится напоминать: в конце заголовков произведений и отдельных глав точки не ставятся.
    Из стандартных недочётов, о которых, к сожалению, приходится часто писать – использование дефисов вместо тире. Иногда в тексте есть и «нормальные» тире, а иногда в нужных местах вместо них стоят дефисы. Это элементарно не хорошо. Напомню отличие: дефис ставится в сложносоставных словах и между словом и частицей (например, перед частицей «то», которую автор всегда пишет почему-то отдельно от слова), тире – только между отдельными словами, это, так сказать, «эмоционально-указующий» знак. Это совершенно разные знаки пунктуации.
    Автор использует красные строки – это правильно и хорошо, но вот для чего нужны увеличенные интервалы между отдельными абзацами? Это тоже характерная ошибка набора – всё-таки у нас художественные тексты, а не статьи на каком-то сайте.
    Безусловно, это, конечно, не такие уж «смертные грехи», за которые текст отклоняют, но – элемент культуры набора текста (и такие недочёты – всегда некоторый негатив в глазах редактора).
    Написано в целом грамотно, хотя и ошибок хватает: например, автор почему-то пишет сочетания вроде «что-нибудь» и «как-нибудь» в три слова («что ни будь» и «как ни будь») – странная ошибка на общем фоне грамотности текста. Почему-то Луну в смысле спутника Земли автор постоянно пишет со строчной, а не с заглавной буквы (а иногда и «Землю» так же пишет со строчной). Ну и ещё есть немало огрехов, которые требуют работы корректора: есть и другие ошибки, есть лишние запятые и т.п. мелкие огрехи, есть отдельные описки.
    Присутствует недостаток, которых имеет место если не у 99, то у 95% авторов точно – неправильно написание пунктуации в сочетаниях прямой и косвенной речи. Нередко автор зачем-то заключает явную прямую речь персонажей в кавычки, словно это мысли цитаты или пересказ чьих-то слов другим персонажем, а там, где как раз требуется заключить мысли персонажей в кавычки, чтобы их более наглядно выделить в тексте, этого не делается. В общем, объяснять здесь, что и как, не буду, поскольку такие разъяснения являются предметом куда более развёрнутой рецензии; если автор мне напомнит – вышлю нашу методичку, уверен – пригодится, поскольку полного разбора таких сочетаний нет даже в очень полезном справочнике Д.Э. Розенталя.
    Не вполне чётко расставлена пунктуация и кое-где в тексте: где-то нужно бы вместо запятой посвить точку, где-то вместо точки или запятой – тире, где-то двоеточие. И т.д., и т.п. Просто лучше и ярче будет читаться.
    Если говорить коротко о стилистических недочётах, то встречаются (не часто, но местами заметно) избыточные повторы глаголов группы «быть», повторы подчинительного союза «как будто» (есть немало синонимов, чтобы не повторять одно и то же), чрезмерное употребление отместоимённых прилагательных (особенно типа «свой, своя» и т.п.) там, где это совершенно не требуется (т.к. и так ясна принадлежность описываемого предмета или действия) или расположенных рядом друг с другом (повтор одного и того же слова). Слишком часто ГГ называется несколько раз подряд лишь как «он», что порой вносит путаницу в читаемый текст. Слишком часто автор, начиная называть Михаила и Борьку «ребята», так по инерции и продолжает повторять по 3-4 раза подряд: «ребята-ребята-ребята». Подобные повторы этого слова, как и любых других слов, текс не украшают.
    В стилистическом плане неверно соединять прямую речь и последующую косвенную речь автора – максимум 1-2 предложения можно приклеивать к прямой речи, а далее требуется начинать новый абзац. Тем более подобное недопустимо, если прямая речь была произнесена одни персонажем, а в косвенной повествование продолжается с акцентом на другой персонаж (и такое встречается не один раз). Подобные «склейки» мешают читателю нормально воспринимать текс, путают его, заставляют излишне напрягать внимание в местах, где такое напряжение внимания сюжетно не требуется.
    Есть и ещё некоторые стилистические погрешности (например, в литературном тексте в авторской речи писать «Звонили ребята с отдела продаж» – явно не есть «гуд» (конечно же, только «из», а не «с»). Кроме того, конечно же, не «инструктора», а «инструкторы». Встречается и не совсем правильный порядок слов и предложений, местами есть слишком затянутые описания действий и особенно мыслей персонажей, так что по стилистическим показателям тексту требуется редактура (как ему требуется и корректура).
    По сюжетной композиции. Начну не с самого главного, но бросающегося в глаза момента. ГГ учится в военном лётном училище – так, по крайней мере утверждается и следует из сюжета (иначе кто бы пригласил парней в отряд космонавтов?) Но во всём описании времени в училище нет никаких явных черт того, что это именно лётное училище (кроме одного упоминания о каких-то дальних ангарах). Ощущение такое, словно место действия – училище каких-то интендантских войск, а ведь лётное училище, тем более, современное лётное училище – это особый мир. К сожалению, автор не дал каких-то убедительных штрихов именно «лётного училища», это сказано только декларативно, отчего звучит тут какая-то нота фальши.
    Ну и такой технический момент: на современных космических кораблях (а речь в рассказе о корабле достаточно современном нам), стартующих на ракете-носителе, пока ракета стоит на стартовом столе, в иллюминатор небо видно быть не может, поскольку сам корабль прикрыт обтекателем. Это романтично – небо в иллюминаторе, но это явный технический ляп.
    Конкретно по сюжету. Идея с некими импульсами космической энергии, меняющими жизнь на Земле и поддерживающими некий «круговорот» жизни вполне себе интересная (хотя и не абсолютно оригинальная – но пусть мне сегодня кто-то покажет абсолютно оригинальную идею?), но при чём тут какой-то притаившийся в глубинах космоса «монстр»? У повести явно НФ-уклон, а упоминание про «монстра», которые зевает и ложится спать, вносит совершенно ненужный и противоестественный в конкретном сюжете фэнтезийный элемент.
    К сожалению, автор не смог выстроить консистентный, связный сюжет. Отдельные его части (про Михаила-служащего, про друзей-космонавтов и т.д.) написаны вполне живо и неплохо, если не считать нужной стилистической правки, но они очень слабо увязаны между собой, слабо скреплены логически. Совершенно не ясно, каким образом, если корабль с Михаилом сгинул в «глубинах космоса», Михаил снова оказался на Земле в «обновлённом мире»? Автор хотел сказать, что это память о «прошлой жизни»? Ну-у… возможно, но об этом приходится сильно гадать.
    И при чём тут корабль инопланетян? Он имеет отношение к импульсу, несущемуся к Земле? Если подразумевается, что имеет, то непонятно – каким образом соотносится. А если не имеет, то это просто какой-то «рояль в кустах».
    Затем, если в момент полёта Михаила-космонавта импульс находится от Земли на расстоянии нескольких световых лет, то, значит, он достигнет Земли через несколько лет после гибели Михаила. Ну и каким образом происходит тогда возрождение Михаила? Почему из всех землян память о прошлой жизни сохранилась только у нового Михаила и у нового Борьки? Почему Михаил видит «тьму», а никто больше (Алина, например) не видит? Увы, таких «почему» слишком много.
    И почему Луна – «чёрная»?! Да, название достаточно эффектное, но совершенно неясное в контексте сюжета.
    В конце последнее замечание «по мелочам»: автор определённо имеет завышенное мнение о памяти менеджеров и секретарш некой торговой фирмы: уверен, что мало кто из куда более «интеллектуальных» работников торговых фирм сегодня вспомнит значение ускорения свободного падения (а тут все подряд помнят – и какой-то Костик, и Алина).
    В общем, похоже, что автор явно не всё увязал в данном сюжете, словно он слишком поспешил выкладывать на бумагу отдельные, пока плохо продуманные мысли и сюжетные построения. Кроме того, и что весьма важно, идея, которую попытался охватить автор, просто великовата для выбранного размера текста. Мне кажется, что физически подобную идею, да ещё с несколькими сюжетными линиями нужно пытаться втискивать не в мини-повесть на 80-90 т.зн., а в произведение раза в 3-4 большее, как минимум

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru