Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Девятьярова И.– Иерусалимский синдром–17

– Я сплю, – Майкл с силой щипнул себя за ногу, но сон не окончился. – Или валяюсь в отключке под этой чёртовой смоковницей и созерцаю весь этот бред. Этот храм уже две тысячи лет как в руинах! А я вижу его основание… или основание того храма, что был перед ним… Ладно. Историки разберутся. А моё дело маленькое…

Взяв камеру наизготовку, он щёлкнул, раз и другой, содрогаясь от собственной смелости – и мычащих волов в нагружённых камнями повозках, и синью залитое небо над стенами храма. А потом – кто-то с силой ударил его по плечу, словно пойманного за непристойным.

Майкл обернулся. Толпа вкруг него хлынула в стороны, точно бешено мчащие волны, и Майкл едва устоял на ногах. «Шломо! Шломо!» – зашептались вокруг.

Рабы опустили на землю носилки. Откинув полог их, важный, в одеждах, белее, чем облака над стропилами храма, он вышел наружу, под нарастающий крик: «Шломо! Шломо!» На руке его был ослепительный перстень, точно звенья цепи, приковавшей навеки сошедшего к камнем обильной земле и к небесному своду, пока не отстроится храм, пока не окрепнут стены его, а после…

– …«и это пройдет»… – прошептал ошарашенно Майкл. – Как там сказал бедный Роб? «Я видел царя Соломона»? Что ж, безумие заразительно. Теперь я его тоже вижу.

Пожав обречённо плечами, он поднял видеокамеру над головами толкущихся и неторопливо включил. Соломон шёл к нему, улыбаясь, грозя укоризненно пальцем, и стража вокруг обнажала мечи, и толпа бушевала, как ранящий слух камнепад, и, спасаясь от града камней, Майкл закрыл лицо сумкой…

…и в ушах загудело, завыло, накрывая привычной уже тошнотой. Небеса почернели, прожжённые солнцем до едкого пепла. Земля содрогнулась, и, не в силах держаться, Майкл упал на колени, в бледно-серую, топкую пыль.

…что взметнулась перед лицом его и опала, открывая безлюдие улиц. Пахло кровью и углями недотушенных кострищ. Небо сочилось закатом.

…тысячи лет назад, или только вчера?..

– Ч-чёрт, что ж тут творится-то, а… – Майкл застыл, увязая сандалиями в собственной тени.

Растекаясь в пыли, тень накрыла того, кто дремал, запрокинувши руки на камень, усыплённый стрелою в висок – в грязно-белых, запёкшихся красным одеждах, и поодаль лежали такие же спящие. Брошенный всеми живыми, Иерусалим не считал мертвецов. Сквозь отверстия в стенах его полыхало закатное солнце. Крики птиц разносились над крышами. Строем ползли скарабеи по плоским камням.

Майкл поднял камеру.

Щёлк. Узор на спине скарабея. Щёлк. Закрытые веки уснувшего. Ярко-красное облако-левиафан, накатившее на небо. Щёлк.

– Так, мне достаточно, – Майкл провёл рукой по вспотевшему лбу. Пальцы его ощутимо дрожали. – Не могу больше на это смотреть… Люди! Есть кто живой? Отзовитесь! Хоть кто-нибудь!


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Замечания по набору текста – отсутствуют красные строки, а мы вс1-таки пишем на русском, а не на английском (если это мой Win-10 так открывает док-файлы, тогда прошу прощения). И, как и 99,9% автору данного рассказа пригодилась бы наша методичка по написанию сочетаний прямой и косвенной речи (тут есть большие проблемы).
    В общем, хороший в литературном отношении текст – написано в целом грамотно, увлекательно. К сожалению, в смысле «идеи» текст… ну, скажем так, почти никакой – нет идеи. Ест ь констатация факта: в неком месте в Иерусалиме можно перейти в прошлое. Причём, непонятно, как, затем вернуться. Брат рассказывает брату, как он переместился во времена Соломона – и брат легко это повторяет. Сразу же возникает вопрос: а почему так же не поступают десятки, сотни и тысячи других людей? Увы, объяснения (и, главное, обоснования!) уникальности приключения с братьями в рассказе нет. Ну, второй брат, побывав в прошлом, начинает вопить, что видел царя Соломона, и его, естественно, Везут в психушку. Конец рассказа.
    Посему после прочтения возникает вопрос: ну и что? В чём тут интересная идея? Где неожиданный поворот сюжета? Увы, ничего этого не наблюдается. Более того, автор даёт ссылку на якобы известное явление, называемое «иерусалимским синдромом» – некое «психическое расстройство, поражающее туристов в Иерусалиме (а правда такое есть?), при котором человек воображает, что ему явилось божественное откровение и он может пророчествовать». Ключевая фраза тут – «может пророчествовать». Но беда в том, что герои рассказа совсем не пытаются пророчествовать – они лишь заявляют, что побывали в прошлом. Так что присутствует и несоответствие некоторое в реализации закладываемого в название и как бы и сам сюжет смысла.
    В общем, получилась некая зарисовка о «странном явлении», никак это явление не объясняющее, никакого интересного неожиданного поворота в развитии сюжета не демонстрирующая. Если бы идейно-сюжетные решения соответствовали хорошему литературному языку автора, то явно получилось бы очень интересное произведение (как мне кажется). Но – в данном случае такого соответствия нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru