Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Артюшин М. -Две планеты-12

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

-----------------------------------------------------------------------------------------

Старый Нубелунг сидел в кресле-качалке, на большой террасе, глядя в ночное звёздное небо. Силы оставляли его. Небольшой телескоп стоял рядом на треноге Усыпанный мерцающими голубыми звёздами небосвод завис над северным  полушарием Земли во  всей своей красе, но знакомые созвездия и туманности сливались в его глазах в одно синее полотно, оставляя на тёмном фоне только красную точку, несущую свет от ближайшей планеты. Он плохо видел, но память  его прочно  хранила все годы  прожитой долгой жизни. Сто пятьдесят зим и лет встретил он на Земле, но в его жизни всегда присутствовала  главная для него планета, которая тянула его к  себе всю жизнь. Она  часто приходила к нему во сне, где он летал над её жаркими пустынями, океанами на полюсах. Вот и сейчас, его взгляд был прикован к единственной на фоне тёмного неба звёздочке  красного цвета.

Нубелунг  уже редко бодрствовал долгими жаркими днями,  впадая в старческий сон  в день по нескольку раз. Днём, глинобитные  стены комнаты хранили прохладу ночи и раннего утра до полудня. Узкие, вытянутые вверх, открытые проёмы под потолком  по периметру зала, с приближением солнца к зениту, начинали светиться золотым небесным светом, запуская во внутрь в темноту помещения солнечные лучи, светящиеся в полутьме, как лучи прожекторов. Солнечные пятна упавшие на пол,  зацепившись за прохладные грани камней нагревали серую массу гранита, двигаясь по часовой стрелке, ощупывая тонкие швы на стыках серых плит, прогревали камень за камнем в течение дня, не оставляя шансов для прохлады.

Нубелунг просыпался от духоты. Открывая глаза, он видел летящие наискось, сверху вниз жёлтые полосы золотого света, искрящегося фиолетовыми частичками тонкой пыли. Он снова закрывал глаза и его сознание вновь вывешивало перед ним в голове картинку далёкого прошлого.

Яркий свет прожекторов, летящий с высоты оголовка  ракеты,  врезался в его в детскую память, как  самое первое воспоминание из тех далёких дней первых лет его жизни.  Он помнил  тёплую огромную руку отца, в которой утонула его ладошка. Небо, покрытое тёмными тучами, закрывшими жёлтый диск Луны. Вокруг их лагеря наступала темнота, и казалось,  ничто не могло её  остановить, как вдруг по велению отца,  заострённый верх огромного корпуса корабля вспыхнул множеством ярких огней. Выделяющаяся на фоне тёмного неба громада  ракеты приобретала очертания маяка, стоящего посередине песчаной пустыни, яркими огнями по кругу освещавшего тёмные пески, теряющие свой золотой цвет с заходом солнца. Нубелунг, восхищённый, смотрел на жёлтые полосы света, улетающие в таинственную даль,  задирал голову вверх, пытаясь вглядеться в середину прожектора. Слепящий свет резал глаза, и он поворачивался к  ракете спиной, вытирая руками выступившие слёзы.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Настоятельный совет автору: не набирать красные строки пробелами (и уж точно нужно делать красные строки чуть более выразительными – ну не два пробельчика же!). Это, конечно же, мелочь, но я всегда говорю, что набор текста по неким существующим правилам – элемент авторской культуры.
    Текст написан слишком тяжёлым языком – автор старается строить часто неоправданно длинные предложения, видимо, полагая, что это делает язык изложения более красивым. Увы, часто это не так, а всего лишь приводит к нагромождению фраз, из-за чего читать быват элементарно тяжело, т.к. сложно следить за авторской мыслью. Кроме того, это провоцирует и элементарные грамматические описки – например, пропуск запятых и т.п., т.к. даже хорошо знающий правила автор в нагромождениях придаточных предложений и разных причастных и т.д. оборотов в собственном тексте обязательно что-то упустит.
    Более того, попытки писать «красиво» провоцируют и ошибки стилистические, как минимум, на уровне путаницы в последовательности порядка слов и членов предложения. Например, классический пример нарушения порядка слов: «…Днём, глинобитные стены комнаты хранили прохладу ночи и раннего утра до полудня…» – Итоговое в предложении пояснение «до полудня», поставленное в самом конце после второстепенных членов, делает фразу просто плохо понятной (мне пришлось перечитать её второй раз, чтобы понять смысл точно). Стоило бы сказать так: «…Днём, до полудня, глинобитные стены комнаты хранили прохладу ночи и раннего утра…» – и всё было ясно (да и ещё вариант есть более правильный). В общем, весьма тяжеловатый язык у этого небольшого рассказа.
    Далее – самое главное: сюжет. О чём рассказ? Это небольшой художественный очерк-гипотеза о том, как марсиане осваивали Землю. Довольно затасканная гипотеза о том, что мифическую Гиперборею и реальный Арками (явно не имеющий никакого инопланетного происхождения) основали пришельцы (у одних авторов – с Марса, у других – с Сириуса, и т.д.). Рассказ не имеет художественного сюжета – это именно очерк-зарисовка, к тому же со слишком ненаучным посылом о том, что марсианскую цивилизацию погубило открытие способа разложения воды на водород и кислород, Я даже не знаю, как назвать сделанное в сюжете предположение, что цивилизация, способная доставлять на соседнюю планету экспедиции и основать там поселения, не знала до этого момента, как провести элементарную электрохимическую реакцию. Прошу прощения, но только явным пробелом в естественнонаучных знаниях автора.
    А якобы созданные марсианами названия «Луна» и «Земля» по первым слогам имён членов первой экспедиции – это как? Тут и с фантазией в области филологии есть проблемы. Ведь слова «Луна» и «Земля» – слова из относительно новых языков, и если «луна» ещё в латыни присутствует, то «Земля» происходит от славянского «земъ», что никак не стыкуется по смыслу с описанной этиологией (по первым слогам имён марсиан «зе» и «ля»).
    В общем, чрезвычайно слабый рассказ уровня 1950-х годов – впечатление, что автор читал только фантастику этак 50-60-летней давности, не позже. Сегодня так фантастику (во всяком случае, хорошую) не пишут – и сюжетные идеи должны быть более интересными и оригинальными, и конечно же очерковость в изложении сюжета просто неприемлема

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru