Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Аброк М.-В петле-15

Мирра думает, что, если Старичок читает книги, то листы в них обязательно мятые, с загнутыми уголками. Эта мысль кажется ей вторичной (Мирра: «Я её уже думала»). Появляется ощущение дежавю, которое постепенно, как шприц кровью, наполняется волнением. Мирра считает, что в этом нет ничего необычного: время от времени она без причины испытывает чувство страха, но в двадцать первом веке беспричинный страх – нормальное явление для людей её возраста. Однако Мирра ошибается: беспричинный страх – не нормальное явление; это Вселенная дёргает Мирру за рукав, пытаясь привлечь внимание.

Старичок бесконечно долго всматривается в меню (Мирра: «Сказать, что есть только тосты и яйца?»). И снова то же ощущение.

Мирра пытается успокоиться, она глубоко дышит, представляет зелёные овраги родной деревни и утреннюю тишину улиц. Из ящика доносятся обрывки фраз, объединивших в одном предложении экологию и Шаляпина, – они её сбивают. Мирра злится.

«Ничего необычного не происходит, – убеждает она себя, – да он посещает кафе с самого открытия». Старичок непоколебимо глядит в одну точку.

Чтобы отвлечься, Мирра готовит чай: кладёт пакетик, заливает кипятком, наблюдает, как плавно поднимается над чашкой пар. Мирра концентрируется на его свойствах: воздушности, тепле, ей хочется погреть руки, и мало-помалу тревожные ощущения притупляются.

Она думает: «Всё равно он всегда так делает: сначала три часа смотрит в меню, потом просит зелёный чай». Обычно Мирра наливает ему стандартную порцию в большую кружку, чтобы старичок не пролил кипяток себе на руки, но сегодня она об этом не вспоминает. Сегодня она пытается справиться с ощущением, что всё не так (Бахт: «Зря пытается»).

Время двенадцать – для обеденного перерыва ещё слишком рано.

Мира украдкой заглядывает в меню: старичок смотрит на десерты, ни одного из которых нет в продаже (Мирра: «Может, у него инфаркт?»).

И тут она представляет, как старичок поднимает голову и смущённо произносит старческим таким, с хрипотцой голосом:

– Вот смотрю-смотрю, хочу поесть, но ничего не вижу… не пойму, что написано.

Костлявая кисть беснуется, дрожит, палец легко касается надписей, рядом с которыми ярко-вишнёвое изображение желе. Мирра столбенеет.

– Что же вы раньше не сказали, давайте, я вам помогу…

– Что? – переспрашивает старичок.

– Что? – переспрашивает Мирра.

Дедушка обомлевает от неожиданности, поправляет очки, тянется вперед через прилавок и виновато, почти кричит, произносит:

– Говорю, чай с лимоном у вас есть? Зелёный.

– Да… – Мирра быстро моргает (Мирра: «Что со мной, неужто от усталости задремала?») – С вас тридцать рублей.

Старичок принимается по одному выкладывать рубли на монетницу. Мирра берёт чашку с блюдцем.

– За какой столик хотите?


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сразу замечания по набору текста: отсутствие красных строк (ладно хоть автор не делает ненужные увеличенные интервалы между абзацами!)
    Уважаемые авторы, не устаю повторять: Вы подаёте художественное произведение, а не статью в Сети вывешиваете. Набирать текст художественного произведения на русском языке следует с красными строками.
    Это, конечно же, не смертельные нарушения, но – элемент общей культуры подачи текста автором. Ну и ещё стандартный в 99,99% случаев момент: написание сочетаний прямой и косвенной речи, Увы, подавляющее большинство авторов не умеют этого делать правильно – так, чтобы это максимально работало на выразительность и ясность текста (более того, многие редакторы этого не умеют!) Если автор мне напомнит, вышлю нашу методичку по этому вопросу.
    На первых же строках замечание стилистического порядка: автор начинает описывать район застройки – и тут же говорит о времени начала заселения района, используя слово «квартал» в смысле единицы измерения промежутка времени. Понимаете, что тут плохо? А то, что слово «квартал» имеет ещё и значение в смысле участка города. Именно поэтому слово «квартал» в начале данного текста дезориентирует, заставляя на секунду прерваться, вдумываясь, что же хотел сказать данной фразой автор. Такие «сбой» при чтении текста (когда читателю приходится догадываться о смысле сказанного автором) – это всегда очень плохо. Почему бы было не написать о районе, например, так: «Заселять его начали уж больше года тому назад…» – и никаких бы проблем с пониманием не возникло!
    Увы, это не единственный подобные «невнятностный» стилистический огрех – в следующем же абзаце есть невнятность изложения, когда не понятно, что отталкивает посетителей – то ли Мирра, то ли кафе (это из-за того, что слишком близко друг к другу стоят конструкции «… это в ней говорит…» и «…их в нём отталкивает…» при не вполне акцентированном общем строе предложений. В общем, есть явные вопросу к стилистике изложения автора.
    Видимо, сценаристское образование играет иногда не на руку автору: всё-таки, написание сценариев и художественных произведений – две существенные разницы. Дело в том, что в чисто художественном произведения явно «сценарные» вставки типа «…(Мирра: «Уж не знаю, кто он таков, похож на армянина, но держится точно аравийский шейх – очень сексуально»)…» – именно вот так – в скобках, да ещё и через двоеточие словно строка из пьесы. Это режет глаз, словно горсть песка, поскольку в художественном тексте такие вставки никак неуместны. И, к сожалению, далее по тексту тоже видно, что автор постоянно забывает, что он пишет не сценарий, не пьесу.
    Если текст подредактировать до именно художественного текста, то получится вполне себе неплохая новеллка – вот только в ней исходно нет никакой фантастики. Этакая зарисовка об одном дне официантки из кафе в новостройках. Фантастика-то где тут? Автор, похоже, не понял, что у нас, как никак, раздел фантастики, и обычную прозу мы не публикуем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru