Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Аброк М.-В петле-15

– Сейча-ас решу-у.

Мирра ждёт, она думает о закономерностях. У каждого завсегдатая кафе есть любимое место, и каждый, включая Бахта, морщится, если это место вдруг оказывается занято к их приходу. Но, если кто его и занимает, так старичок… Мирра думает, что дело в ряде возрастных нарушений, это из-за них старичок всякий раз садится за новый столик, из-за них у него отсутствуют предпочтения и привычки. Мирра думает, что он не помнит, где сидел в прошлый раз.

– Тридцать, – заканчивает считать старичок и ссыпает небогатые остатки обратно в кошель.

Мирра насчитывает двадцать шесть, однако решает не беспокоить деда (Мирра: «Встанет ещё на полчаса желе разглядывать, моё душевное благополучие дороже»).

Не дожидаясь ответа, старичок поворачивается на полусогнутых ногах и, оставив чай на прилавке, плетётся к столику в центре. Он хорошо помнит добрую официантку, что всегда предлагает поднести ему чашку, поскольку у него трясутся руки. Он садится и глядит на раскрытые перед ним ламинированные страницы. Только в этом кафе во всех отражающих поверхностях (Старичок: «Витринах, окнах, но особенно – этом пластиковом меню») он почему-то видит себя ребенком. И подолгу придаётся ностальгии, переживая вновь счастливые моменты прошлого.

Кафе пустует. Все жители района на день уезжают в город, изредка за окном проедет автобус или авто с единственным человеком в салоне на водительском месте. Вот и старичок уходит, не оглядываясь, боится разрыдаться от переполняющих чувств.

«Люди не хотят заходить в утреннее кафе, – думает Мирра. – Люди куда-то теряются». Музыка The Doors настраивает её на поэтический лад: Мирре хочется творить, хочется мечтать.

На обед Мирра съедает сандвич, который запивает содовой, к её уху тянется провод наушника, и Джим Моррисон просит её проснуться. Мирра улыбается, она не знает почему, смеётся и плачет.

Мирра спит.

Мирра часто спит на рабочем месте – ночами она ходит в клубы. (Мирра: «Да кому придёт в голову ограбить это задрипанное кафе?»). Она считает, что ещё молода, и ей необходимо развлекаться, необходимо, потому что иначе она погрязнет в рутине. Каждую ночь она ходит с подругами танцевать, и всё же живет с ощущением, будто очень давно нигде не была, не веселилась по-настоящему. Иногда, когда засыпает без музыки, Мирре снится, как она обращается в камень, а вокруг танцуют деревья.

Дверной колокольчик «Дзынь-дзынь» – заставляет вздрогнуть, в ушах тишина (Мирра: «Должно быть, интернет отлетел»). В дверях с наглой физиономией молодой человек: ухмылка, точно знает что-то постыдное, но не скажет.

– Что в меню?

– Есть тосты… – Мирра с надеждой бросает взгляд на витрину и добавляет неохотно. – И яйца.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сразу замечания по набору текста: отсутствие красных строк (ладно хоть автор не делает ненужные увеличенные интервалы между абзацами!)
    Уважаемые авторы, не устаю повторять: Вы подаёте художественное произведение, а не статью в Сети вывешиваете. Набирать текст художественного произведения на русском языке следует с красными строками.
    Это, конечно же, не смертельные нарушения, но – элемент общей культуры подачи текста автором. Ну и ещё стандартный в 99,99% случаев момент: написание сочетаний прямой и косвенной речи, Увы, подавляющее большинство авторов не умеют этого делать правильно – так, чтобы это максимально работало на выразительность и ясность текста (более того, многие редакторы этого не умеют!) Если автор мне напомнит, вышлю нашу методичку по этому вопросу.
    На первых же строках замечание стилистического порядка: автор начинает описывать район застройки – и тут же говорит о времени начала заселения района, используя слово «квартал» в смысле единицы измерения промежутка времени. Понимаете, что тут плохо? А то, что слово «квартал» имеет ещё и значение в смысле участка города. Именно поэтому слово «квартал» в начале данного текста дезориентирует, заставляя на секунду прерваться, вдумываясь, что же хотел сказать данной фразой автор. Такие «сбой» при чтении текста (когда читателю приходится догадываться о смысле сказанного автором) – это всегда очень плохо. Почему бы было не написать о районе, например, так: «Заселять его начали уж больше года тому назад…» – и никаких бы проблем с пониманием не возникло!
    Увы, это не единственный подобные «невнятностный» стилистический огрех – в следующем же абзаце есть невнятность изложения, когда не понятно, что отталкивает посетителей – то ли Мирра, то ли кафе (это из-за того, что слишком близко друг к другу стоят конструкции «… это в ней говорит…» и «…их в нём отталкивает…» при не вполне акцентированном общем строе предложений. В общем, есть явные вопросу к стилистике изложения автора.
    Видимо, сценаристское образование играет иногда не на руку автору: всё-таки, написание сценариев и художественных произведений – две существенные разницы. Дело в том, что в чисто художественном произведения явно «сценарные» вставки типа «…(Мирра: «Уж не знаю, кто он таков, похож на армянина, но держится точно аравийский шейх – очень сексуально»)…» – именно вот так – в скобках, да ещё и через двоеточие словно строка из пьесы. Это режет глаз, словно горсть песка, поскольку в художественном тексте такие вставки никак неуместны. И, к сожалению, далее по тексту тоже видно, что автор постоянно забывает, что он пишет не сценарий, не пьесу.
    Если текст подредактировать до именно художественного текста, то получится вполне себе неплохая новеллка – вот только в ней исходно нет никакой фантастики. Этакая зарисовка об одном дне официантки из кафе в новостройках. Фантастика-то где тут? Автор, похоже, не понял, что у нас, как никак, раздел фантастики, и обычную прозу мы не публикуем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru