Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

БешенковаТ.-Талант – 54

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

-----------------------------------------------------------------------------------------

– Притчу о талантах слышали? — в фургончике «Скорой» фельдшер натягивал перчатки.

Мужчина на кушетке переложил пакет со льдом из одной руки в другую и поднял глаза на человека в белом халате.

– Слышал конечно, – произнёс он, ощупывая голову, как будто можно было избавиться от боли, раздавив её проворными и сильными пальцами.

– Распишетесь? – медик протянул ручку, улыбнулся.

Он расписался. Ладонь тряслась, край листа испачкался в крови.

– Я тут заляпал, – сказал мужчина, возвращая документ.

– Ой, это не беда, даже лучше, – фельдшер аккуратно отложил бумагу в сторону и бегло осмотрел ладонь пациента. – Да, хорошо вам досталось, – пробубнил он.

– А что это я подписал?

– Да чистая формальность, бюрократия везде, даже у нас. — он быстро обработал рану. — Доконали уже. 25-ук-ДшДвл. Но вы парень отчаянный.

– Почему?

– Ну как: в эпоху победившего ипотечного кредитования и пониженной ставки рефинансирования нельзя не читать мелкий шрифт. Вдруг я у вас душу покупаю со скидкой, а вы и не прочитали? – он ухмыльнулся своей шутке, поправил очки. Шапочка на голове стояла торчком, выдавая высокую причёску. Или даже как будто маскируя что-то. В переносице у него было кольцо. Странный он, - подумал пациент.

– А… простите, с чего вы спрашивали о талантах?

– Я? Ну как… вот о вас подумал. Я на самом деле просто размышляю.

– Ясно, – в фургончике стало тихо. – Извините, – неумелой левой рукой пациент наматывал шарф, – а я могу идти?

– Вопрос интересный. А вы ходить можете?

Пострадавший с трудом поднялся.

– Кажется, могу, – заключил он.

– Тогда идите, – доктор пожал плечами.

Дверь фургона распахнулась. Внутрь вошёл мужчина в кожанке, потянул носом.

– Тепло тут у вас! – выдал он вместо приветствия и расстегнул молнию. – Так! – лицо его просияло, телом он перегородил выход. Нагрудный карман куртки оттягивал блокнот.

– Присаживаемся? – произнёс он скорее повелительно.

Пациент опустился на кушетку.

– Герой! — вошедший сильно похлопал мужчину по плечу, потом встал, приговаривая «Да нет, тут жара у вас», – достал блокнот, куртку снял, плюхнулся на кушетку напротив пострадавшего. Под курткой показались погоны.

– Ну, как, герой? – продолжил он патетично, – 15 спасённых из огня и полымя (это ж одно и то же, Веля? Откорректируй, если я ошибаюсь).


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Прекрасно, что автор пишет красные строки и правильно использует тире, а не дефисы. Из недостатков в этой сфере отмечу стандартное для 99,9% авторов незнание записи сочетаний прямой и косвенной речи (если автор напомнит – вышлю нашу методичку по этому вопросу). Ну и хочу напомнить автору, что в художественных текстах в прямой речи персонажей какие-то числительные никогда не пишутся цифрами, а только словами. Писать цифры допустимо только в косвенной авторской речи и однозначно без каких-то суффиксов-окончаний типа «25-й», «33-ю» и т.п.
    Теперь по «литературному существу». Неплохо в целом написанный, но очень путаный в смысле базовой сюжетной идеи рассказ. Похоже, автор сам не продумал и не представил себе до конца, как работает дар главного героя – уж очень невнятно это прописано.
    Технически неточный момент – следователь (в России!) у автора носит звание «сержант». Нет такого в системе МВД в нашей стране. Видимо, автор насмотрелась голливудского кино, где – да, детективы часто являются «сержантами». Но в нашей стране «сержант» – это весьма невысокий чин, а следователь -= человек с высшим образованием, который является, как минимум, лейтенантом.
    Чисто художественный нюанс – явно гипертрофировано описанное пристрастие следователя к ёрничанию и постоянным шуткам-прибауткам и присказкам в общении с подозреваемыми. Добро бы это были отдельные реплики, но когда персонаж ТАК разговаривает с подследственным постоянно, то это выглядит (примерно, как и с «сержантом») явным перебором и какой-то калькой с дешёвых (в смысле качества сюжетов) сериалов типа сериалов «Возвращение Мухтара», «Пёс» и т.п., где следователи только и делают, что ёрничают и хохмят в разговорах, демонстрируя (как, видимо, кажется авторам тех сценариев) кладези остроумия. Но надо иметь больше чувства меры и вкуса в подобных случаях.
    Кстати, любовь автора к ёрничанию вылилась в то, что совершенно так же, как следователь, разговаривает с ГГ и «дьявол» – фельдшер Веля. Манера разговора в этом эпизоде настолько похожа на разговор на разговор следователя, что можно их перепутать. Очень некачественно прописанный момент. Опять же автор немного путается в деталях: в начале рассказа в машине скорой помощи Веля называется тог «фельдшером», то «доктором» – так нельзя! Как-никак, «доктором» называют медика с высшим образованием, а «фельдшер» – специалист со средним медицинским образованием, т.е., никак не может быть назван «доктором» (а ещё правильнее в авторской речи писать» врач», а не «доктор»).
    В общем, у рассказа, как мне кажется, потенциал есть, но над данным текстов предстоит ещё немало работы, чтобы довести его до приемлемого качественного уровня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru