Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Павлова В.-Алгоритм для пирога с померанцем – 56

— И что будет дальше с ними со всеми? О чём теперь говорят вероятности?

— Я не Гриша, конечно, это он у нас мастер-прогнозист, но вкратце, своими словами, могу рассказать.

Завтра днём Серёжа и Света пойдут в Музей естествознания и отдадут тетрадь академика. Руководство музея в благодарность за безвозмездную передачу предмета, представляющего историческую ценность, установит рядом с рукописью памятную табличку с надписью: «Передано в дар музею Бессоновым С.Н.».

 

Через два года Светка и Серёга поженятся, через три — у них появится первый сын. И назовут они его… как ты думаешь? Правильно, Аристархом. Потом у них будут ещё дети, девочка и мальчик. В общем, проживут они вместе долгую счастливую жизнь. Имя Аристарх будет передаваться через поколение. Меня, например, в свою очередь, назовут в честь деда.

Через двести лет, двадцать четыре года и сто тридцать пять дней после сегодняшней даты мой отец, Иван Аристархович Бессонов, доктор биологических наук, запросит в музее рукопись академика Мельникова для изучения, в том числе для проверки собственной теории. На основе рукописи произойдёт то самое революционное открытие, создание универсального генотипа, способного к обновлению и регенерации собственных клеток. То есть, наконец, случится то, о чём мечтал Викентий Мельников – учёные найдут формулу бессмертия. Только в тот момент человечество будет готово его принять исключительно во благо. Во всяком случае, тогда  уже объявят межгалактический мораторий на использование живых организмов для военных целей. Живых киборгов на основе этого открытия никто не сделает.

— А как же Антонина Дмитриевна?

— Антонина Дмитриевна будет очень горда поступком внука и не замедлит рассказать о нём всем своим знакомым. Меня она через какое-то время забудет. Вместе с подругой Верочкой они организуют хор пенсионеров, управляющая компания выделит им для этого свободное помещение. Хор станут приглашать для выступления на различные местные мероприятия, а потом и на конкурсы по всей России. Ещё прославится наша Антонина Дмитриевна — о ней и в газетах напишут, и по телевизору покажут.

Да,  и ещё об одном участнике нашей истории. О вспомогательном субъекте №1, ныне именуемом Персиком, впоследствии – Персеем. Если ты помнишь, мы привезли его с собой. Он является представителем третьего опытного поколения, носителем гена бессмертия. Достигнув оптимального возраста, он будет регенерировать структуру своих тканей, останавливая процесс старения. У Антонины Дмитриевны он проживёт двадцать восемь лет и сорок четыре дня, вплоть до окончания её земного века. Будет рыжей радостью, верным другом и утешителем. Кстати, вживлённый чип для передачи данных работает прекрасно, я проверил и даже получил первый отчёт.

— Значит, теперь всё будет хорошо?


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Автор применяет красные строки – респект, и в целом текст набран по канонам художественных текстов.
    Есть погрешности с запятыми, особенно – при вводных словах. Но самые большие погрешности в применении знаков пунктуации вообще. К сожалению, у многих авторов это – реальная проблема: они не используют там, где нужно, тире и двоеточия, а это очень полезные знаки, позволяющие делать текст намного более эмоционально выразительным и часто просто более внятным и понятным. Пример: «…И тут новый сюрприз. Ещё при входе в троллейбус Антонина Дмитриевна приметила знакомое лицо. И просто глазам не поверила, узнав подругу Верочку, с которой они не виделась лет двадцать, не меньше…» – Ну почему бы не записать это иначе? Скажем, вот так: «…И тут новый сюрприз: ещё при входе в троллейбус Антонина Дмитриевна приметила знакомое лицо – и просто глазам не поверила, узнав подругу Верочку, с которой они не виделась лет двадцать, не меньше…». Да, получилось, вроде бы длинное предложение, но когда я читал авторский вариант, то вынужден был перечитать его повторно, чтобы лучше понять, а вот во втором варианте всё предельно ясно и именно благодаря знакам пунктуации.
    В тексте можно найти ещё немало подобных мест, а, кроме того, автор часто создаёт просто неоправданно короткие предложения, когда намного точнее было бы соединить их даже не через тире и т.п. знаки, а через банальную запятую. Например: «…Бабушка предпочитала отправлять сообщения строгие, скупые, как советские телеграммы. Но содержали они всегда максимум информации…» – почему бы после слова №телеграммы» не поставить запятую? Намного более гладко читалось бы. Можно было бы, конечно, относить такие несколько обрубленные предложения за «авторский стиль», но тогда стоило следовать такому «стилю» более скрупулёзно, однако автор часто конструирует достаточно пространные предложения – и вдруг вот такие «обрубки» возникают. Добро бы это было, допустим, в речи некого персонажа как стиль разговора, но ведь нет. В общем, в этом смысле тексту не повредил бы редактор-корректор.
    Но в целом написано ровно и гладко, больше претензий к «сюжетно-логической» части. Прежде всего, к слову «померанец», точнее, к поведению Антонины Дмитриевны – к тому, как она выискивает значение этого слова. Женщина вроде бы является уверенным пользователем смартфона – рецепты принимает на телефон и читает их там. А первое, что сделает такой пользователь, то станет не у продавщицы в зоомагазине спрашивать значение слова, а зайдёт в Интернет и введёт слово «померанец – это…», и через 10 секунд будет знать, что оно значит. Ясное дело, в таком случае пропадут довольно яркие описания лингвистических поисков героини, но поскольку поиски эти явно надуманные, то и выглядят они не ярко, а лишь вызывают восклицание по Станиславскому: «Не верю!» А это очень плохо, когда читатель может так воскликнуть.
    Есть «недоверие» и по мелочам. Например, не верится, что таксист Лёха мог за два дня вызубрить карту Москвы – даже карту куда более мелкого города-миллионника никто за два дня не вызубрит. И ещё плохо верится, что таксистом Лёхой управляют какие-то диспетчеры, поскольку даже уже в куда более мелких городишках такси вызывают через системы типа «Яндекс-Такси» и т.п. интернет-сервисы, но не через телефонных диспетчеров. В общем, мелочи, но отравляющие доверие к тексту.
    Больше всего, конечно, разочаровал сюжет в целом (хотя, надо сказать, опять же в целом написано и неплохо). Не будем обсуждать сложные описываемые комбинации причинно-следственных связей – за ними следить очень сложно и поверим, что всё рассчитано верно, но реально разочаровало надуманное описание сути сюжета, приводимое в концовке. Давайте вдумаемся в общий смысл описанных действий: люди из 23 века засылают некого агента (профессора Аристарха), чтобы провести изменения в прошлом. Не буду сейчас заморачиваться разборами «временных парадоксов» (этим вообще время тексты о путешествиях во времени очень сложны для написания), но давайте задумаемся вот о чём: цивилизация освоила путешествия в прошлое – и при этом всё ещё не имеет полноценных ИскИнов, понимающих юмор?! Но снова – не верю! МЫ уже сейчас стоим на пороге подобного ИИ – максимум, лет 30-40, но никак не 200. А вот для освоения перемещения во времени, уверен, потребуется даже не 200 лет. НУ или взять хотя бы посыл, что учёный в 21 веке сделал такое открытие, которое смогли понять и воплотить только лет через 200 – ну, это же явная логическая натяжка!
    Можно ещё кое-что сказать, но, думаю, достаточно. Мне в общем виде понравилось, как автор излагает свои мысли, понравилось владение словом (несмотря на некоторые замечания в плане изложения), но рассказ не принимается. Не сомневаюсь, что какое-то издание и приняло бы текст в данном своём виде, но для «Уральского Следопыта» сюжет слабоват именно «логической реализацией» сюжетной идеи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru