Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Павлова В.-Алгоритм для пирога с померанцем – 56

Про А.И. Серёга был наслышан, с бабушкой периодически созванивался, и она каждый раз упоминала своего замечательного соседа. Так что тут как раз и выходило словно в поговорке — лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Плюс пирог с померанцем. Что такое померанец, Серёга помнил очень смутно, вроде овощ такой, но в контексте голодной студенческой жизни это было не важно. Итак, ровно в семь у бабушки Тони. Серёга достал телефон и отправил «ОК».

 

 

***

— Алгоритм по объекту C принят и передан на реализацию. Гриша, проследи, чтобы вспомогательный субъект номер четыре не подвергся стороннему воздействию. У неё в будущем предполагается своя важная миссия. Объект В ещё раз пропускаем, моя зона ответственности. Переходим к объекту D. Ну что, спорщики, кто первый?

Первым оказался Миша.

—  Повторно выскажу мнение – объект D подлежит уничтожению. По совокупности причин, дальнейшее пребывание данного индивидуума в обществе может подвергнуть последнее существенному риску. Хочу напомнить исходные данные. Действия объекта, нарушившие правила базового расчётного принципа, привели в конечном итоге к сбою в пространственно-временном континууме, что чуть не спровоцировало мировую катастрофу. Профессор, мы здесь из-за объекта D, и вся наша миссия заключается в исправлении допущенных им ошибок. Готов выслушать мнение коллег.

Дважды мигнули лампочки Маши, слово перешло к ней.

— Коллеги! Я не поддерживаю насильственные методы коррекции, более того, моему разуму претит жестокость. Когда профессор наделил нас эмоциями, я освоила программу милосердия, и теперь только абсолютная необходимость может заставить меня подписаться под убийством человека. Даже если он является объектом D. В двадцать третий раз предлагаю найти более мягкий способ устранения препятствия. Например, вариант номер шестнадцать — математически рассчитанный удар по голове с последующей амнезией.

Миша и Гриша возмущённо загудели.

— Не на базаре, — осадил их Аристарх Иванович, — и не на митинге. Высказывайтесь по существу.

Слово взял Гриша. Его основной задачей был просчёт линий вероятности, эта программа в нём была доведена практически до совершенства.

—  Линии вероятности развития дальнейших событий, при условии сохранения самостоятельных действий объекта D, неутешительны. Смоделированы тринадцать тысяч шестьсот семьдесят два прогноза, с учётом влияния на объект различных факторов. Вывод: если оставить объект в неприкосновенности, вероятность катастрофы сохраняется в районе семидесяти-девяноста процентов. Предложенный Машей вариант с амнезией снижает вероятность до сорока пяти процентов, но это тоже недопустимый риск. Физическое устранение объекта D и принудительное перемещение груза даёт прогноз катастрофы в одну десятую процента,  вариант номер двадцать четыре – изоляция, снижает риск до двадцати пяти процентов. Поддерживаю план устранения, это гарантия выполнения нашей миссии.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Автор применяет красные строки – респект, и в целом текст набран по канонам художественных текстов.
    Есть погрешности с запятыми, особенно – при вводных словах. Но самые большие погрешности в применении знаков пунктуации вообще. К сожалению, у многих авторов это – реальная проблема: они не используют там, где нужно, тире и двоеточия, а это очень полезные знаки, позволяющие делать текст намного более эмоционально выразительным и часто просто более внятным и понятным. Пример: «…И тут новый сюрприз. Ещё при входе в троллейбус Антонина Дмитриевна приметила знакомое лицо. И просто глазам не поверила, узнав подругу Верочку, с которой они не виделась лет двадцать, не меньше…» – Ну почему бы не записать это иначе? Скажем, вот так: «…И тут новый сюрприз: ещё при входе в троллейбус Антонина Дмитриевна приметила знакомое лицо – и просто глазам не поверила, узнав подругу Верочку, с которой они не виделась лет двадцать, не меньше…». Да, получилось, вроде бы длинное предложение, но когда я читал авторский вариант, то вынужден был перечитать его повторно, чтобы лучше понять, а вот во втором варианте всё предельно ясно и именно благодаря знакам пунктуации.
    В тексте можно найти ещё немало подобных мест, а, кроме того, автор часто создаёт просто неоправданно короткие предложения, когда намного точнее было бы соединить их даже не через тире и т.п. знаки, а через банальную запятую. Например: «…Бабушка предпочитала отправлять сообщения строгие, скупые, как советские телеграммы. Но содержали они всегда максимум информации…» – почему бы после слова №телеграммы» не поставить запятую? Намного более гладко читалось бы. Можно было бы, конечно, относить такие несколько обрубленные предложения за «авторский стиль», но тогда стоило следовать такому «стилю» более скрупулёзно, однако автор часто конструирует достаточно пространные предложения – и вдруг вот такие «обрубки» возникают. Добро бы это было, допустим, в речи некого персонажа как стиль разговора, но ведь нет. В общем, в этом смысле тексту не повредил бы редактор-корректор.
    Но в целом написано ровно и гладко, больше претензий к «сюжетно-логической» части. Прежде всего, к слову «померанец», точнее, к поведению Антонины Дмитриевны – к тому, как она выискивает значение этого слова. Женщина вроде бы является уверенным пользователем смартфона – рецепты принимает на телефон и читает их там. А первое, что сделает такой пользователь, то станет не у продавщицы в зоомагазине спрашивать значение слова, а зайдёт в Интернет и введёт слово «померанец – это…», и через 10 секунд будет знать, что оно значит. Ясное дело, в таком случае пропадут довольно яркие описания лингвистических поисков героини, но поскольку поиски эти явно надуманные, то и выглядят они не ярко, а лишь вызывают восклицание по Станиславскому: «Не верю!» А это очень плохо, когда читатель может так воскликнуть.
    Есть «недоверие» и по мелочам. Например, не верится, что таксист Лёха мог за два дня вызубрить карту Москвы – даже карту куда более мелкого города-миллионника никто за два дня не вызубрит. И ещё плохо верится, что таксистом Лёхой управляют какие-то диспетчеры, поскольку даже уже в куда более мелких городишках такси вызывают через системы типа «Яндекс-Такси» и т.п. интернет-сервисы, но не через телефонных диспетчеров. В общем, мелочи, но отравляющие доверие к тексту.
    Больше всего, конечно, разочаровал сюжет в целом (хотя, надо сказать, опять же в целом написано и неплохо). Не будем обсуждать сложные описываемые комбинации причинно-следственных связей – за ними следить очень сложно и поверим, что всё рассчитано верно, но реально разочаровало надуманное описание сути сюжета, приводимое в концовке. Давайте вдумаемся в общий смысл описанных действий: люди из 23 века засылают некого агента (профессора Аристарха), чтобы провести изменения в прошлом. Не буду сейчас заморачиваться разборами «временных парадоксов» (этим вообще время тексты о путешествиях во времени очень сложны для написания), но давайте задумаемся вот о чём: цивилизация освоила путешествия в прошлое – и при этом всё ещё не имеет полноценных ИскИнов, понимающих юмор?! Но снова – не верю! МЫ уже сейчас стоим на пороге подобного ИИ – максимум, лет 30-40, но никак не 200. А вот для освоения перемещения во времени, уверен, потребуется даже не 200 лет. НУ или взять хотя бы посыл, что учёный в 21 веке сделал такое открытие, которое смогли понять и воплотить только лет через 200 – ну, это же явная логическая натяжка!
    Можно ещё кое-что сказать, но, думаю, достаточно. Мне в общем виде понравилось, как автор излагает свои мысли, понравилось владение словом (несмотря на некоторые замечания в плане изложения), но рассказ не принимается. Не сомневаюсь, что какое-то издание и приняло бы текст в данном своём виде, но для «Уральского Следопыта» сюжет слабоват именно «логической реализацией» сюжетной идеи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru