Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Павлова В.-Алгоритм для пирога с померанцем – 56

 

Денис Борисович считал себя человеком умным и добрым. Добрым до такой степени, что порой удивлялся и возмущался,  когда его доброту и щедрость не ценили или не замечали в принципе. Он считал такие ситуации крайне обидными и несправедливыми. Поэтому сам, по мере возможности, следил за тем, чтобы его доброта не оставалась без заслуженного вознаграждения. А как иначе, если его возвышенную, чуткую личность окружали сплошь чёрствые, неблагодарные эгоисты.

Например, бывшая жена Вика. Не совсем же она дурочка, соображала, что женился он на ней исключительно из доброты. Кому бы она вообще была нужна, страшненькая, очкастая, вечно с книжками своими, цитатами. Одно только в ней было ценно – внучка академика, со всеми благами и наследственными привилегиями. Мужского внимания ей это, кстати, не прибавляло. А он взял и женился, как только случайно узнал о её материальной базе и родственных связях. Осчастливил  на долгих семь лет. Ну мало ли, изменил, с кем не бывает… Должна же была понимать, что он мужчина видный, со своими потребностями. А она побежала разводиться, только раз застукав его с секретаршей. Даже слушать не захотела – собрала вещи и выставила вон. Хорошо хоть, фирму, открытую им на её деньги, оспаривать не стала.

И академик тоже хорош. Почему наследницей в завещании указал только Вику, если он,  Денис, весь последний год жизни учёного был у него буквально на побегушках? Книжки таскал, лабораторным оборудованием обеспечивал, чуть ли не нос ему, старому, вытирал, а получил шиш с маслом — всё досталось любимой внученьке. Где справедливость?

В этой ситуации Денис Борисович, слава богу, смог подстраховаться. Ещё до вступления Вики в наследство и до передачи личных вещей академика в музей успел изъять из кабинета, в качестве компенсации моральных затрат, две бронзовые статуэтки девятнадцатого века, серебряную пепельницу и тетрадь в коричневом переплёте. Зачем он прихватил тетрадь, он и сам толком не понимал, но обложка выглядела дорого, солидно, изготовлена была, по всей видимости, на заказ из мягкой натуральной кожи, поэтому Денис счёл эту вещь достойной внимания. Внутри были сплошные схемы, закорючки и описания на непонятном научном языке. Но это было и не важно. Обложку можно со временем аккуратно отделить, и вклеить в неё чистый бумажный блок. В хозяйстве сгодится. А схемы и закорючки старого учёного – просто выбросить или сжечь. Кому они теперь нужны?

Изъятое (слова «украденное» или «сворованное» Денис Борисович в этой ситуации не употреблял) имущество он благоразумно хранил в сейфе на работе. Очень оказалось предусмотрительно, так как совсем не факт, что эти ценности перекочевали бы в его чемоданы, собранные Викиной рукой.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Автор применяет красные строки – респект, и в целом текст набран по канонам художественных текстов.
    Есть погрешности с запятыми, особенно – при вводных словах. Но самые большие погрешности в применении знаков пунктуации вообще. К сожалению, у многих авторов это – реальная проблема: они не используют там, где нужно, тире и двоеточия, а это очень полезные знаки, позволяющие делать текст намного более эмоционально выразительным и часто просто более внятным и понятным. Пример: «…И тут новый сюрприз. Ещё при входе в троллейбус Антонина Дмитриевна приметила знакомое лицо. И просто глазам не поверила, узнав подругу Верочку, с которой они не виделась лет двадцать, не меньше…» – Ну почему бы не записать это иначе? Скажем, вот так: «…И тут новый сюрприз: ещё при входе в троллейбус Антонина Дмитриевна приметила знакомое лицо – и просто глазам не поверила, узнав подругу Верочку, с которой они не виделась лет двадцать, не меньше…». Да, получилось, вроде бы длинное предложение, но когда я читал авторский вариант, то вынужден был перечитать его повторно, чтобы лучше понять, а вот во втором варианте всё предельно ясно и именно благодаря знакам пунктуации.
    В тексте можно найти ещё немало подобных мест, а, кроме того, автор часто создаёт просто неоправданно короткие предложения, когда намного точнее было бы соединить их даже не через тире и т.п. знаки, а через банальную запятую. Например: «…Бабушка предпочитала отправлять сообщения строгие, скупые, как советские телеграммы. Но содержали они всегда максимум информации…» – почему бы после слова №телеграммы» не поставить запятую? Намного более гладко читалось бы. Можно было бы, конечно, относить такие несколько обрубленные предложения за «авторский стиль», но тогда стоило следовать такому «стилю» более скрупулёзно, однако автор часто конструирует достаточно пространные предложения – и вдруг вот такие «обрубки» возникают. Добро бы это было, допустим, в речи некого персонажа как стиль разговора, но ведь нет. В общем, в этом смысле тексту не повредил бы редактор-корректор.
    Но в целом написано ровно и гладко, больше претензий к «сюжетно-логической» части. Прежде всего, к слову «померанец», точнее, к поведению Антонины Дмитриевны – к тому, как она выискивает значение этого слова. Женщина вроде бы является уверенным пользователем смартфона – рецепты принимает на телефон и читает их там. А первое, что сделает такой пользователь, то станет не у продавщицы в зоомагазине спрашивать значение слова, а зайдёт в Интернет и введёт слово «померанец – это…», и через 10 секунд будет знать, что оно значит. Ясное дело, в таком случае пропадут довольно яркие описания лингвистических поисков героини, но поскольку поиски эти явно надуманные, то и выглядят они не ярко, а лишь вызывают восклицание по Станиславскому: «Не верю!» А это очень плохо, когда читатель может так воскликнуть.
    Есть «недоверие» и по мелочам. Например, не верится, что таксист Лёха мог за два дня вызубрить карту Москвы – даже карту куда более мелкого города-миллионника никто за два дня не вызубрит. И ещё плохо верится, что таксистом Лёхой управляют какие-то диспетчеры, поскольку даже уже в куда более мелких городишках такси вызывают через системы типа «Яндекс-Такси» и т.п. интернет-сервисы, но не через телефонных диспетчеров. В общем, мелочи, но отравляющие доверие к тексту.
    Больше всего, конечно, разочаровал сюжет в целом (хотя, надо сказать, опять же в целом написано и неплохо). Не будем обсуждать сложные описываемые комбинации причинно-следственных связей – за ними следить очень сложно и поверим, что всё рассчитано верно, но реально разочаровало надуманное описание сути сюжета, приводимое в концовке. Давайте вдумаемся в общий смысл описанных действий: люди из 23 века засылают некого агента (профессора Аристарха), чтобы провести изменения в прошлом. Не буду сейчас заморачиваться разборами «временных парадоксов» (этим вообще время тексты о путешествиях во времени очень сложны для написания), но давайте задумаемся вот о чём: цивилизация освоила путешествия в прошлое – и при этом всё ещё не имеет полноценных ИскИнов, понимающих юмор?! Но снова – не верю! МЫ уже сейчас стоим на пороге подобного ИИ – максимум, лет 30-40, но никак не 200. А вот для освоения перемещения во времени, уверен, потребуется даже не 200 лет. НУ или взять хотя бы посыл, что учёный в 21 веке сделал такое открытие, которое смогли понять и воплотить только лет через 200 – ну, это же явная логическая натяжка!
    Можно ещё кое-что сказать, но, думаю, достаточно. Мне в общем виде понравилось, как автор излагает свои мысли, понравилось владение словом (несмотря на некоторые замечания в плане изложения), но рассказ не принимается. Не сомневаюсь, что какое-то издание и приняло бы текст в данном своём виде, но для «Уральского Следопыта» сюжет слабоват именно «логической реализацией» сюжетной идеи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru