Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Аксенова Х. – Страж Межмирья – 33

- Матушка, я давно отслужил своё и думаю, что  нашёл того, кем меня можно заменить.

- Нет, Гурьян, ты привёл ни того.

Женщина, оценивающим взглядом окинула Василия Никитича.

- Нет, Гурьян, нет. Он, слишком нужен Руси, он нужен отечеству. Сам знаешь, такие люди на земле рождаются редко. Он нужен Уралу, столетия пройдут, про него будут помнить, и славить его за труды во благо отечества. Надо вернуть его.

Гурьян опустил голову, Василию Никитичу не понимавшему, что происходит, ни имевшему возможности, ни говорить, ни двигаться, оставалось только изумлённо слушать, да стоять столбиком. Женщина поманила его, он шагнул и остановился перед ней, у неё в руках оказался нож. Не простой нож,, а нож -  вроде охотничьего, на лезвие ножа нанесены письмена, рукоятка тоже вся в непонятных узорах.

- Вот нож. Возьми. Ты видишь он не простой, но все кто возьмёт его в руку, будут в нём видеть простой охотничий нож. Ты не сможешь его потерять, даже если пожелаешь. Пользуйся им везде дома, в походе, в полевых работах, тот, кто увидит, что это не простой нож  и спросит: "Что написано на лезвие этого ножа и что за знаки на рукоятке, того   и приведёшь к тому месту, где сейчас находятся твои люди".

- Гурьян, потерпи ещё немного, - мягко обратилась она к старику, - а теперь проводи его.

Василий Никитич так ни слова и не вымолвил, не смог, да и после, возвращаясь мыслями, анализируя прошедшее событие, с удивлением думал, что и желания у него не возникло, что – то возразить, или спросить, уточнить.

Они с Гурьяном миновали городок. Здесь не было тех серых, вросших в землю домишек, что ютились по окраинам поселений. Ни встретили, ни одного хмурого озабоченного лица, или плохо одетого человека. От них не веяло бездумным весельем, люди уверенные в себе, заняты своими им только известными делами. От всего увиденного осталось чувство внутреннего покоя. Что здесь, никого не нужно опасаться, не надо думать, что в любой момент тебя могут подставить, донести на тебя, придумав чушь, за которую можно и в заточении оказаться и долго доказывать, что это просто поклёп, что ты просто кому – то перешёл дорогу, даже пусть по высочайшему велению. При том, нельзя упоминать, по чьёму высочайшему повелению, было сделано то или другое дело.

Василий Никитич с Гурьяном поднялись на пригорок.  Татищев остановился, чтобы ещё раз взглянуть на городок. Городок затягивала невесть откуда взявшаяся дымка тумана.

- Дед, а как называется эта местность?

Оглянувшись за ответом к Гурьяну, Василий Никитич увидел, что стоит он перед кучей валёжника. Спиридон подходит с охапкой хвороста к месту для костра,  одни продолжают освобождать лошадей от поклажи, другие хлопочут возле будущей походной печки.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сразу замечание автору: совершенно ни к чему, и даже вредно, писать заголовок и фамилию автора огромными шрифтами, выносить их на отдельную страницу и вообще применять подобные красивости. Вы не книгу издаёте – Вы присылаете текст на рассмотрение в редакцию или в издательство. Там никакие подобные «красивости» не нужны. Они не сделают редактора более благосклонным. Нужно выполнять определённый минимум требований и принятых норм по набору текста – и не более. И не нужно набирать текст слишком крупным шрифтом – №№ 11, 12 или 14 вполне достаточно (лучше всего 12).
    Ну и такой момент: в названиях произведений и отдельных слав никогда не ставятся точки.
    О наборе текста вообще. К чести автора, она применяет красные строки – это абсолютно правильно и необходимо. Хотя сначала красные строки заданы с помощью функции «Отступ» в редакторе WORD, а затем автор почему-то начинает набирать их пробелами, да и, к тому же, разным числом пробелов! В одном тексте негоже так поступать, поскольку выглядит это либо как высшая форма авторской небрежности, либо как абсолютное неумение пользоваться текстовым редактором!
    А вот увеличенные интервалы между отдельными абзацами не нужны (собственно, роль разделения абзацев уже выполняют красные строки).
    Сложные слова и составные слова, а также частицы со словами пишутся через дефисы («-»), а не через тире («–»), и без пробелов (например, «из-за», а не из – за»; «подростково-стариковская братия», а не «подростково – стариковская братия», «откуда-то», а не «откуда – то» и т.п.).
    Язык у автора неплохой, достаточно лёгкий (хотя чувствуется непрофессионализм: автор большую часть текста ведёт повествование в прошедшем времени (сделал, пошёл, увидел), а к концу почему-то переходит на время настоящее (достаёт, видит, слышит). Это, конечно, легко правится, но странно, что автор сам не чувствует такой несообразности.
    Из явных режущих глаз недостатков – слабое использование синонимов, из-за чего нередко возникают повторы одинаковых или однокоренных слов. Например: «…даже с полпути видно, как сыпется зерно в рыдван. А на стане видно, как выгружают уже подошедших под выгрузку быков…» – повторы слов выделены маркером.
    Плюс – слабое использование знаков пунктуации таких как тире и двоеточие, и часто неправильно расставлены запятые, отчего глаз спотыкается при чтении, и приходится перечитывать написанное, чтобы точнее понять смысл фраз.
    Есть ошибки в виде неверного использования слов, например: «…командир палочкой чертил прямо на Земле…» –в данном случае слово «земля» пишется со строчной буквы, но никак не с заглавной (ведь чертить на целой планете герой вряд ли мог бы). Есть и откровенные грубые ошибки, например, написание сочетания «то ли… то ли» слитно («толи»!). Вообще в тексте немало если не «ошибок», то описок.
    Есть неточности в использовании терминов. Например, сначала предмет называется «витой цепью», а строчкой спустя – «тросом». «Трос» и «цепь» – совсем не синонимы, нужно быть точным в терминологии. Также нельзя сказать «дом, выложенный из белого камня» – дом может быть только «сложенным из камня», поскольку дома (каменные, кирпичные) не «выкладывают», а стены таких домов «кладут» из соответствующего материала.
    В текст есть некоторые «разрывы» повествования»: например, только что описано, как Вера переправляется по цепям-тросам через реку, а следующий абзац начинается словами: «На другое утро незнакомцев уже не было» – хотя бы пару слов необходимо сказать о том, что герои устроились на ночлег!
    Из той же «оперы» момент, где автор забывает представить одного из героев – только что он был просто «мужчиной», а потом вдруг, походя, ни с того, ни с сего, уже зовётся «Владимиром» в авторской речи. Ляп мелкий, но очень досадный, показывающий непрофессионализм того, кто помогал автору вычитывать текст, если кто-то в этом помогал автору.
    Естественно, в тексте проблемы с пунктуацией в сочетаниях прямой и косвенной речи (это проблема для 99,9% авторов). В общем, хорошему редактору и корректору в этом тексте осталось много работы.
    Если говорить о сюжете, то сюжет слишком сырой и «рваный» в том смысле, что в нём нагорожено много эпизодов, по смыслу слабо ложащихся на единую линию повествования. Девочка Вера, Василий Татищев, Владимир, которого избирают очередным «стражем». Написано, как я уже сказал, достаточно гладко, несмотря на разного рода ошибки, но нет оригинального, увлекательного и – главное! – цельного сюжета. Автор начинает с неожиданного приключения девочки Веры, затем перепрыгивает на историю с Татищевым, который тоже попал в Межмирье, но его Стражем не сделали, поскольку некая «смотрительница» определила, что Татищев «очень нужен России» (ход как бы «красивый», но, если честно, пришитый белыми нитками, поскольку с чего бы существу иного мира печься о судьбе отдельно взятой страны в мире параллельном?) Индикатором назначения «стража» явился нож, подаренный Татищеву. Наконец Татищев находит человека на должность Стража (это Владимир, который увидел письмена на ноже). Конец повести.
    Конец оборванный, текст, получается, ни о чём. Автор словно забыл про девочку Веру – и перекинулся на Татищева. Ладно, допустим – но ну и что? В чём оригинальность сюжета, в чём его идея? Автор придумал некое «Межмирье»? Ну, это клише с параллельными мирами придумано давно – его мало просто упоминать в тексте, тут необходимо хотя увлекательный, если уж не оригинальный сюжет выстроить. А в нашем случае такого сюжета нет.
    Насколько я помню, автор сначала прислала текст такого объёма, который не укладывался в рамки раздела фантастики нашего журнала (мы можем максимум напечатать произведение объёмом 100-100 тысяч знаков с пробелами, если ставить его одно в раздел). Автор сокращала текст – видимо, не получилось сократить так, чтобы текст сохранил цельность, если таковая в нём изначально имелась. Но, к сожалению, мне кажется, что и в тексте без сокращения этой цельности не было.
    Резюме: текст принять в журнал никак не могу. Автор более или менее умеет складывать слова в достаточно гладкие фразы (хотя без хорошего редактора-корректора ему жить нельзя), но автор однозначно необходимо учиться конструировать интересные и оригинальные сюжеты. Может быть, автор и умеет это делать, но есть судить по данному тексту, то есть сомнения.
    И ещё – вопрос к автору. Как вводная информация, перед текстом написано: «Основано: на реально произошедших событиях» (кстати, а зачем двоеточие после слова «основано»?!) Любопытно, где тут реальные события? Некая девочка Вера во время ВОВ попала в Межмирье, вернулась оттуда и рассказала о странном тумане, дедушке Владимире и т.д.?! Или Василий Никитович Татищев что-то такое писал в своих воспоминаниях и мемуарах? Нет, конечно. Поэтому я всегда предостерегаю авторов от каких-либо утверждений, что вымышленные сюжетные построения основаны на якобы реальных событиях. Ну ни к чему такое писать, честное слово!

Добавить комментарий для Борис Долинго Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru