Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Аксенова Х. – Страж Межмирья – 33

 

Время перевалило за полдень, проголодавшиеся рудоискатели остановились на привал, перекусить, обсудить, что увидели, что нашли, какие у кого думы появились. Над речкой развели костёр, за долгое пребывание вместе в тайге, у каждого  члена экспедиции сложилась чёткая обязанность. Василий Никитич Татищев и егерь Спиридон должны обеспечить дровами костёр, одни делали временную печку, другие занимались продуктами, третьи осёдлывали лошадей, давая им возможность поваляться на зелёной травке и отдохнуть от поклажи. Густая богатая тайга, уж насчёт хвороста и сухого валёжника не приходится ломать голову, вон шагни на пять шагов и набирай сколько нужно. Василий Никитич приметил большую кучу сухого валёжника и шагнул туда, хотел позвать Спиридона, который пошёл в другую сторону, толи от усталости не хотелось лишний раз говорить, толи что помешало, молча, махнул рукой и шагнул к этой большой куче сухого валёжника. Набрав целую охапку, Василий Никитич повернулся в сторону костра. Костра и людей как таковых, от которых он только что отошёл шагов на восемь, не было, да что говорить ничего и никого не было. Стоял он на небольшом  пятачке, с охапкой сухого валёжника в руках, в окружении густо часто росших сосен. Не понимая, что происходит, шагнул в ту сторону, откуда пришёл. Уткнулся в густо росшие сосны.

- Что, заблудился мил человек?

Василий Никитич резко повернулся в сторону прозвучавшего голоса. Возле кучи валёжника стоял старик. Немного ниже ростом самого Татищева, седой, коренастый, от него веяло силой, той незримой силой, когда человек действительно  силён, но не скрывает и не демонстрирует эту силу.

- Я не понял, я отошёл от своих людей, всего на пять шагов, от поляны и речки.

- Понятно. Леший тебя попутал, ты сейчас далеко очень далеко от своих людей.

- Но я не отходил далеко, да и в леших не очень- то верится. Они что, в действительности бывают?

- Бывают мил человек, бывают.

Говор у неожиданно появившегося человека, был как бы неторопливый, словно он над каждым своим сказанным словом думает, в то же время, словно неглубокая чистая речка журчит неторопливо бежит по камешкам.

- Мне нужно вернуться к своим людям. Дед, поможешь, подскажешь дорогу?

- Подскажу, почему бы и не помочь доброму человеку. Пошли.

Василий Никитич понимания, и одновременно не понимая происшедшего, всё - таки  доверчиво шагнул вслед за незнакомцем.

Через какое – то время, оглянувшись, старик увидел, что Василий Никитич всё ещё несёт охапку подобранного валёжника:

- Оставь свои ветки, мил человек, что думаешь, больше веток не найдёшь? Да, скажи – ка мил человек, как имя твоё?

- Василий, а как долго будем ещё идти?


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сразу замечание автору: совершенно ни к чему, и даже вредно, писать заголовок и фамилию автора огромными шрифтами, выносить их на отдельную страницу и вообще применять подобные красивости. Вы не книгу издаёте – Вы присылаете текст на рассмотрение в редакцию или в издательство. Там никакие подобные «красивости» не нужны. Они не сделают редактора более благосклонным. Нужно выполнять определённый минимум требований и принятых норм по набору текста – и не более. И не нужно набирать текст слишком крупным шрифтом – №№ 11, 12 или 14 вполне достаточно (лучше всего 12).
    Ну и такой момент: в названиях произведений и отдельных слав никогда не ставятся точки.
    О наборе текста вообще. К чести автора, она применяет красные строки – это абсолютно правильно и необходимо. Хотя сначала красные строки заданы с помощью функции «Отступ» в редакторе WORD, а затем автор почему-то начинает набирать их пробелами, да и, к тому же, разным числом пробелов! В одном тексте негоже так поступать, поскольку выглядит это либо как высшая форма авторской небрежности, либо как абсолютное неумение пользоваться текстовым редактором!
    А вот увеличенные интервалы между отдельными абзацами не нужны (собственно, роль разделения абзацев уже выполняют красные строки).
    Сложные слова и составные слова, а также частицы со словами пишутся через дефисы («-»), а не через тире («–»), и без пробелов (например, «из-за», а не из – за»; «подростково-стариковская братия», а не «подростково – стариковская братия», «откуда-то», а не «откуда – то» и т.п.).
    Язык у автора неплохой, достаточно лёгкий (хотя чувствуется непрофессионализм: автор большую часть текста ведёт повествование в прошедшем времени (сделал, пошёл, увидел), а к концу почему-то переходит на время настоящее (достаёт, видит, слышит). Это, конечно, легко правится, но странно, что автор сам не чувствует такой несообразности.
    Из явных режущих глаз недостатков – слабое использование синонимов, из-за чего нередко возникают повторы одинаковых или однокоренных слов. Например: «…даже с полпути видно, как сыпется зерно в рыдван. А на стане видно, как выгружают уже подошедших под выгрузку быков…» – повторы слов выделены маркером.
    Плюс – слабое использование знаков пунктуации таких как тире и двоеточие, и часто неправильно расставлены запятые, отчего глаз спотыкается при чтении, и приходится перечитывать написанное, чтобы точнее понять смысл фраз.
    Есть ошибки в виде неверного использования слов, например: «…командир палочкой чертил прямо на Земле…» –в данном случае слово «земля» пишется со строчной буквы, но никак не с заглавной (ведь чертить на целой планете герой вряд ли мог бы). Есть и откровенные грубые ошибки, например, написание сочетания «то ли… то ли» слитно («толи»!). Вообще в тексте немало если не «ошибок», то описок.
    Есть неточности в использовании терминов. Например, сначала предмет называется «витой цепью», а строчкой спустя – «тросом». «Трос» и «цепь» – совсем не синонимы, нужно быть точным в терминологии. Также нельзя сказать «дом, выложенный из белого камня» – дом может быть только «сложенным из камня», поскольку дома (каменные, кирпичные) не «выкладывают», а стены таких домов «кладут» из соответствующего материала.
    В текст есть некоторые «разрывы» повествования»: например, только что описано, как Вера переправляется по цепям-тросам через реку, а следующий абзац начинается словами: «На другое утро незнакомцев уже не было» – хотя бы пару слов необходимо сказать о том, что герои устроились на ночлег!
    Из той же «оперы» момент, где автор забывает представить одного из героев – только что он был просто «мужчиной», а потом вдруг, походя, ни с того, ни с сего, уже зовётся «Владимиром» в авторской речи. Ляп мелкий, но очень досадный, показывающий непрофессионализм того, кто помогал автору вычитывать текст, если кто-то в этом помогал автору.
    Естественно, в тексте проблемы с пунктуацией в сочетаниях прямой и косвенной речи (это проблема для 99,9% авторов). В общем, хорошему редактору и корректору в этом тексте осталось много работы.
    Если говорить о сюжете, то сюжет слишком сырой и «рваный» в том смысле, что в нём нагорожено много эпизодов, по смыслу слабо ложащихся на единую линию повествования. Девочка Вера, Василий Татищев, Владимир, которого избирают очередным «стражем». Написано, как я уже сказал, достаточно гладко, несмотря на разного рода ошибки, но нет оригинального, увлекательного и – главное! – цельного сюжета. Автор начинает с неожиданного приключения девочки Веры, затем перепрыгивает на историю с Татищевым, который тоже попал в Межмирье, но его Стражем не сделали, поскольку некая «смотрительница» определила, что Татищев «очень нужен России» (ход как бы «красивый», но, если честно, пришитый белыми нитками, поскольку с чего бы существу иного мира печься о судьбе отдельно взятой страны в мире параллельном?) Индикатором назначения «стража» явился нож, подаренный Татищеву. Наконец Татищев находит человека на должность Стража (это Владимир, который увидел письмена на ноже). Конец повести.
    Конец оборванный, текст, получается, ни о чём. Автор словно забыл про девочку Веру – и перекинулся на Татищева. Ладно, допустим – но ну и что? В чём оригинальность сюжета, в чём его идея? Автор придумал некое «Межмирье»? Ну, это клише с параллельными мирами придумано давно – его мало просто упоминать в тексте, тут необходимо хотя увлекательный, если уж не оригинальный сюжет выстроить. А в нашем случае такого сюжета нет.
    Насколько я помню, автор сначала прислала текст такого объёма, который не укладывался в рамки раздела фантастики нашего журнала (мы можем максимум напечатать произведение объёмом 100-100 тысяч знаков с пробелами, если ставить его одно в раздел). Автор сокращала текст – видимо, не получилось сократить так, чтобы текст сохранил цельность, если таковая в нём изначально имелась. Но, к сожалению, мне кажется, что и в тексте без сокращения этой цельности не было.
    Резюме: текст принять в журнал никак не могу. Автор более или менее умеет складывать слова в достаточно гладкие фразы (хотя без хорошего редактора-корректора ему жить нельзя), но автор однозначно необходимо учиться конструировать интересные и оригинальные сюжеты. Может быть, автор и умеет это делать, но есть судить по данному тексту, то есть сомнения.
    И ещё – вопрос к автору. Как вводная информация, перед текстом написано: «Основано: на реально произошедших событиях» (кстати, а зачем двоеточие после слова «основано»?!) Любопытно, где тут реальные события? Некая девочка Вера во время ВОВ попала в Межмирье, вернулась оттуда и рассказала о странном тумане, дедушке Владимире и т.д.?! Или Василий Никитович Татищев что-то такое писал в своих воспоминаниях и мемуарах? Нет, конечно. Поэтому я всегда предостерегаю авторов от каких-либо утверждений, что вымышленные сюжетные построения основаны на якобы реальных событиях. Ну ни к чему такое писать, честное слово!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru