Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Алекс Раен-Реверс – 28

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

-----------------------------------------------------------------------------------------

Гарь подул на пальцы в драных перчатках и всадил лом в паз на люке – звонкий удар эхом разнёсся по кварталу, теряясь в лабиринтах усыпанных стеклом улиц. Антон невольно зажмурился и вжал голову в плечи. Было холодно, снег валил густыми хлопьями, скрывая за белой пеленой синее мерцание Сферы. Антон глянул на Клей – та сидела на покорёженном куске стены, стуча по бетону пятками солдатских сапог.

С третьей попытки крышка сдвинулась с места, Гарь просунул в щель пальцы и прохрипел:

– Тоха, давай сюда!

Антон схватился за оледенелый край – крышка была тяжёлая и широкая, они повернули её на ребро и опрокинули в утоптанный снег.

– Может, всё-таки через стену? – спросил Антон.

– Говорю же, там теперь камеры.  – Гарь достал из рюкзака плоский фонарь и посветил в чёрное нутро люка – луч выхватил из темноты железные скобы, вмурованные в серый потрескавшийся бетон. – Не бойся, Тоха – новый опыт полезен.

– Я и не боюсь, – проговорил Антон, – просто шею ломать не хочется…

Гарь хмыкнул и, насвистывая, полез в тёмный провал.

Клей спрыгнула со стены, приземлилась, примяв носками снег, и не спеша подошла ближе.

– Подожди, – сказал Антон, – надо проверить лестницу. – Он нагнулся, упёрся руками в железное кольцо и полез следом за Гарью.

Прямоугольные скобы врезались в ладони, пошатываясь из стороны в сторону; в воздухе пахло пылью и застарелой известью. Ладно, могло быть и хуже. Антон поднял взгляд – светлый круг наверху накрыла длинная тень. Клей уже начала спускаться – вот дурёха… Он чертыхнулся и медленно полез дальше.

Лестница привела в узкий туннель с толстыми трубами теплотрассы, ржавыми и холодными – Сфера давно обрубила все коммуникации с городом. Но здесь всё равно было теплее, чем на заснеженной улице, и пар от дыхания поднимался во мгле, из которой выступали стальные вентили и полусгнившая арматура.

– Ну что, диггеры, – сказал поджидавший внизу Гарь, – точно никого не хватятся? – Он направил фонарь Антону в лицо.

– Отец под Северо-Западным, – ответил тот. – Его теперь неделю не будет.

– Good... – бросил Гарь. – А ты, принцесса? – Он перевёл луч на Клей.

– Сказала тётке, что на выходных у тебя.

Косматые брови Гари поползли вверх, на губах мелькнула плотоядная улыбка. Антон почувствовал, как сердце царапнула ревность.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сначала, как всегда, о наборе текста. Неоднократно говорю всем авторам, что не нужно в художественных произведениях разделять абзацы дополнительным стройным интервалом. Тем более, если применяются красные строки (а вот их писать обязательно нужно). Увеличенные интервалы – это стилистика подачи статей в Интернете: там как раз, как правило, не используют красные строки, и увеличенный интервал между абзацами нужен для облечения чтения (для выделения абзацев).
    В остальном с набором всё хорошо: авторы используют и тире, там, где нужно (а не дефисы – за редкими исключениями, видимо – описками), и сочетания прямой и косвенной речи записаны верно, хотя и остались отдельные недочёты – будем считать, что это тоже описки (видимо, наша методичка всё-таки пошла на пользу, хотя я не помню, высылал ли её авторам!)
    Очень интересный по идее текст – в смысле, своей задумки: на Земле применено оружие, поворачивающее вспять течение времени. Авторы назвали это «реверсом» (помнится, у Стругацких это называлось «контрамоцией»). Идея, повторяю, интересная в том виде, в каком авторы её попробовали представить: описания мира, в котором случилась такая катастрофа. И написано в литературном отношении очень хорошо.
    Есть, конечно, некоторые (как мне кажется) неубедительности «общелогического» плана. Прежде всего, насколько можно понять из представленного текста, катастрофа началась с применения такого оружия террористами. Хм, чёрт его знает… Как-то не очень верится, что столь высокотехнологичное оружие (а темпоральное оружие явно продукт технологий на порядки выше, чем технологии обогащения урана) может находиться в руках террористов. Ну вот попробуем провести параллель с нынешней ситуацией: конечно же, современные Бен Ладены могут достать ядерную бомбочку и даже взорвать её где-то в людном месте Западного мира. Но устроить полномасштабную ядерную войну они никак не в состоянии. Единственный вариант – заставить, скажем, Штаты подумать, что эту бомбу взорвала Россия или, наоборот. И чтобы из-за этого США и Россия начали в друг друга тут же, сходу, пулять из всех калибров. Но, согласитесь, что вариант практически из сферы сказок (спасибо, всё-таки, ядерному оружию, которое не пистолет, выхватив который любой идиот может открыть стрельбу).
    Т.е., несмотря на то, что описания в рассказе сделаны очень и очень красочно и литературно, но сам факт того, что описанная катастрофа случилась по вине террористов, выглядит слишком уже банальной «схемой». Отчего (если задумываться, конечно), убедительность описанного как-то снижается.
    Но самое главное даже не в этом. Несмотря на всю высокую художественность текста, полноценного сюжета в нём нет – это не более чем зарисовка. Фрагмент жуткого будущего, не более – нет тех составляющих законченного произведения (завязки, основного действия, кульминации и развязки-концовки), которые делают просто «хороший текст» законченным литературным произведением.
    Думаю, что тут имеет место классическое противоречие: базовая идея произведения (а здесь это, безусловно, новый тип глобальной катастрофы) оказывается слишком велика для выбранной формы (рассказа). Идея такого масштаба может быть развита лишь в более крупной форме (повесть, роман), а втиснутая в рамки рассказа всего-то в 28 т.знаков, идея рвёт одёжку (малую форму) по швам. Вполне возможно, для реализации такой идеи можно было бы выбрать не «линейно-гладкий» романа, произведение крупной формы в том или ином виде, но с достаточно привычными вступлением (прологом), общим повествованием и концовкой (эпилогом), а, допустим, весьма редкую форму романа в новеллах (по типу знаменитого «Полдня» у Стругацких), где сама картина мира могла бы быть цельно подана как мозаика повествования, складывающаяся из отдельных новелл. Но сейчас в единственном виде перед нами пока лишь зарисовка, эскиз – не более.
    От всей души желаю авторам сделать из этого нечто большое и действительно интересное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru