Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Лаптева Е- Велесова ночь -50

— Отличная мысль,— похвалила Ясна. Она уже разбросала полынь и теперь что-то быстро бормотала. Туман потихоньку уходил.

— Надо бежать в лес, — решительно произнесла она.— У нас будет не так много времени. Заговор остановит богинку, но не очень надолго.

— Где дитяяяя?— прошипела старуха, скалясь и пытаясь дотянуться до Ясны.

Велеслав перехватил покрепче факел, накинул на плечи девушки кожух, взял Ясну за руку и скомандовал:

— Бежим!

И они побежали — так быстро, как только могли. Ветер свистел в ушах, огонь беспокойно трепыхался, норовя погаснуть. Сначала Ясне показалось, что им удалось обмануть злобную старуху, но тут сзади послышался треск сучьев, тяжёлое хриплое дыхание и топот ног.

— Отдай дитяяяяя,— захрипела богинка.

Она стремительно их нагоняла. Ещё секунда и костлявые руки вцепились бы Ясне в волосы. Но тут Велеслав резко остановился и развернулся вместе с горящим факелом к нечисти. Во вторую руку он взял кинжал и принялся наступать на старуху, тесня её назад. Та хрипела, шипела, но отступала.

Ясна тем временем оглядывала лес в поисках убежища. Что это серебрится там в темноте? Ручей! Нечисть не сможет его перейти.

— Велеслав, бежим!— крикнула она.— Там ручей!

Мужчина, не задавая лишних вопросов, махнул напоследок горящей веткой прям перед носом у богинки и рванул к ручью. Запыхавшись, они добежали до воды, в мгновение ока перемахнули ручеёк и, не сговариваясь, оглянулись. Богинка была вне себя. Она подошла вплотную к ручью и тихо рычала, сжимая и разжимая костлявые руки. Глаза горели такой неистовой злобой, что Ясна отвела взгляд, не в силах смотреть.

— Идём, надо уйти из её поля зрения, а то так и не успокоится,— проговорил Велеслав.

Они зашли поглубже в чашу, стараясь придерживаться знакомого направления. До капища оставалось всего ничего. Наконец злобные хрипы и вопли старухи остались позади. Путешественники остановились.

— Вот это приключение, — нервно усмехнулся Велеслав, стуча зубами от холода. Пока они бежали, он совсем забыл, что оба вымокли до нитки. На волосах Ясны к тому же, все ещё висела тина, делая её похожей на русалку.— Если я выживу этой ночью, то все последующие Велесовы ночи я буду спать, клянусь.

Но Ясна не ответила. Она, не отрываясь, смотрела на грудь вора. Тот недоуменно перевёл взгляд туда же и увидел, что при беге из-под рубахи выскочил его оберег. Велеслав нахмурился, ожидая реакции.

— Твой оберег — волк?— настороженно спросила Ясна.

— Да, — кивнул мужчина. Он привык сталкиваться с необычной реакцией на его оберег. Волк считался не только сильным и справедливым, но и хитрым, изворотливым и не совсем честным. В тех кругах, в которых обычно вращался вор, эти качества внушали скорее уважение и здоровую опаску. Но обычные люди не доверяли ему, если видели оберег.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сразу замечания по набору текста – отсутствие красных строк. В русском художественном литературном языке принято каждый новый абзац начинать с отступа – с красной строки. Так текст становится более выразительным, поскольку видно, где начинается каждая новая мысль автора, каждый момент каких-то меняющихся акцентов в повествовании. Причём, красные строки должны одинаково присутствовать и в абзацах косвенной авторской речи, и в абзацах с прямой речью персонажей. Читать текст без красных строк очень неудобно. Некоторые авторы решают это по «интернет-принципу» – делают увеличенные интервалы между разными абзацами. Так, действительно видно и без красных строк, где начинается новый абзац. Но, во-первых, автор и этого не делает (отчего весь текст выглядит некой «кучей» строк , и, к тому же, то, что принято в сетевых публикациях статей и новостного материала, не применяется в художественных текстах. Поэтому увеличенных интервалом между абзацами не нужно делать, а вот красные строки – обязательны.

    Написано в остальном в целом грамотно, но вот что видно сразу – автор не всегда в нужных местах пользуется соответствующими знаками пунктуации. Например: «…Хотя тётка и была отчасти права, как бы Ясне не больно это было осознавать. Замуж её не звали…» – ну здесь так и просится тире между двумя отдельным пунктуация в тексте вообще. Объединённая фраза станет куда более выразительной по сравнению с двумя предложениями-обрубками.

    Вовремя поставленное в тексте тире (вместо запятой или само по себе), нужное, где требуется, двоеточие, не говоря уже о вопросительных и восклицательных знаках (по отдельности или в сочетании друг с другом), делают текст более выразительным и внятным, придают ему эмоциональность и, значит, лучше отражают интонации как самого автора, так и его героев, усиливают нужные акценты на важных элементах повествования и рассуждений героев и автора. Сочетание знаков «?!», например, позволяет наглядно передавать удивление героев или самого автора (только следует помнить, что всегда пишется именно так – «?!», а не «!?», потому что главное в интонации удивления всегда само удивление, а не восклицание, которым оно выражается. Поэтому это всё очень важно именно в стилистическом плане.

    Автор почему-то забывает, что тире в тексте ли, в прямой ли речи персонажей всегда обособляется пробелами. Кроме того, видно, что проблема написания сочетаний прямой и косвенной речи (проблема 99% авторов) присутствует и в данном случае. Если автор мне напомнит – вышлю нашу методичку по написанию таких сочетаний – явно пригодится.

     

    В тексте присутствуют повторяющиеся явно лишние описания – например, в самом начале автор несколько раз почти подряд повторяет, что героиня «крепко сжала свою сумку». Ну к чему это опереточное нагнетание волнения?! Вполне достаточно однократно сказать о «сжатии сумки», тем более, что чуть далее даётся описание такого же нервного «сжатия подвески». Возможно, о «сжатии подвески» не стоит говорить вообще, а лишь ограничиться каким-то иным упоминанием этого оберега (а ещё лучше сказать про оберег в самом начале вместо троекратного «сжимания сумки»).

    Не вполне понятный момент, что Велеслава называют «Ирбисом». Нет, красиво, конечно, но как-то сомнительно, что какие-то воры из глуши в Древней Руси знают название барса из Центральной Азии. Это я всё к тому, что стоит продумывать уместность различных экзотических слов и соотносить их с местом и временем действия своих сюжетов.

    В целом автор вполне владеет словом, но, как я подозреваю, попытки нарочитой стилизации под «древнеславянские сказы» служат ей плохую службу, создавая слишком уж «штампованный» текст. Это, собственно, и понятно: сказать что-то не то чтобы «принципиально новое», а хотя бы достаточно оригинальное на базе всего этого народного фольклора (что славянского, что любого другого) просто невозможно – очень уж ограничен и замусолен набор «кубиков» для выкладывания мозаики сюжетов. Ведь даже «логики» какой-то в подобных сюжетах придерживаться сложно. Например, Ясна ходит и ходит по оврагу кольцами, и только находившись вдруг соображает, что можно сыпануть полыни, которая у неё в сумке лежит. Чего ж не сыпанула сразу? Ну, понятно: иначе какой сюжет? (Кстати, а какие «кольца» тропинок могут быть в ОВРАГЕ?! У оврага что, ширина – километр?!) Ну и т.д., и т.п. – к сожалению, в целом текст набор заезженных штампов из разнообразного рода «старославянских сказов».

    Мне кажется, что автор умеет писать действительно очень неплохо, только стоит выбирать более «свежие» темы для раскрытия собственного таланта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru