Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Лаптева Е- Велесова ночь -50

Велеслав молчал. Кто такой праведник он не знал, но обижать волшебных существ себе дороже.

— Вот это да...— потрясённо проговорила Ясна, подходя ближе. По её реакции вор понял, что может расслабиться. Кажется, есть их пока не собирались.

— Так, долго я вам помогать не смогу, — деловито поговорил дед, — вы не представляете, как много людей блуждают в лесу в Велесову ночь,— а потому слушайте внимательно. Во-первых, выверните одежду наизнанку и переобуйтесь: правый башмак на левую ногу, левый — на правую.

— Зачем? — удивился Велеслав.

— Чтобы Леший принял вас за своих и не добавлял вам кошмаров. Он создание-то в общем не злое, но напакостить может — просто из озорства.

Во-вторых, в воду больше ни ногой! Не вздумайте даже палец помочить в лесной воде: озеро ли будет перед вами, пруд или омут.

— Водяной? — испуганно прошептала Ясна. И пояснила для Велеслава: — Когда я вытащила тебя из толпы водяниц, он осерчал на нас обоих. Ты выскользнул из его ловушки, а я лишила его добычи.

— Вот именно,— кивнул праведник, — дотронетесь до воды — тут же вас заграбастает.

И последний совет.

Старик присел на корточки и нагнулся как можно ниже.

— Возле капища все — ложь. Тебя будут пугать и отваживать, таково распоряжение ведьмака— чтоб ты не добралась до духа деда. Для того, чтоб понять где правда, а где морок, тебе понадобятся чужие глаза,— он ласково улыбнулся Велеславу. - Ну, а теперь ступайте. Не слишком бойтесь, но и не забывайтесь. Ночь страшнее всего перед самым рассветом: чем больше жути, тем скорее запоют петухи.

С этими словами праведник вскочил на ноги и резво— даром, что седой старик — зашагал в самую чащу леса.

— Вот это да, я и не думал, что в Велесову ночь можно встретить кого-то, кто хочет помочь, а не убить, — протянул вор.

— Праведник— это легенда, сказ...даже дед не встречал его ни разу! Это так удивительно,— заулыбалась Ясна. Потом глянула на Велеслава, который с удовольствием смотрел на её радостное лицо, и опустила взгляд.

— Отчего бы тебе не улыбаться почаще, — предложил он.

— Если мы сегодня выживем, я обещаю улыбаться не реже трёх раз в день, — пообещала девушка,— а теперь давай переоденемся, как велел праведник.

После того, как они выполнили указания деда (идти было не очень удобно), то не медля ни минуты двинулись в сторону капища. Самое странное, что на пути им больше не встретилось ни одного живого или мёртвого существа. Лишь раз Велеслав разглядел между деревьями два светящихся холмика. Девушка пояснила, что это уши земляной кошки, которая вылезла из-под земли немного подышать. Шутка ли— жить все время под землёй, да охранять чужие клады! Но земляная кошка была им не опасна, а больше вокруг никого не было. И это затишье очень тревожило обоих. Ясна раздумывала о совете праведника про чужие глаза, а Велеслав лишь крепче сжимал кинжал, да новый самодельный факел. Вскоре впереди показался ельник. Ясна остановилась.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сразу замечания по набору текста – отсутствие красных строк. В русском художественном литературном языке принято каждый новый абзац начинать с отступа – с красной строки. Так текст становится более выразительным, поскольку видно, где начинается каждая новая мысль автора, каждый момент каких-то меняющихся акцентов в повествовании. Причём, красные строки должны одинаково присутствовать и в абзацах косвенной авторской речи, и в абзацах с прямой речью персонажей. Читать текст без красных строк очень неудобно. Некоторые авторы решают это по «интернет-принципу» – делают увеличенные интервалы между разными абзацами. Так, действительно видно и без красных строк, где начинается новый абзац. Но, во-первых, автор и этого не делает (отчего весь текст выглядит некой «кучей» строк , и, к тому же, то, что принято в сетевых публикациях статей и новостного материала, не применяется в художественных текстах. Поэтому увеличенных интервалом между абзацами не нужно делать, а вот красные строки – обязательны.

    Написано в остальном в целом грамотно, но вот что видно сразу – автор не всегда в нужных местах пользуется соответствующими знаками пунктуации. Например: «…Хотя тётка и была отчасти права, как бы Ясне не больно это было осознавать. Замуж её не звали…» – ну здесь так и просится тире между двумя отдельным пунктуация в тексте вообще. Объединённая фраза станет куда более выразительной по сравнению с двумя предложениями-обрубками.

    Вовремя поставленное в тексте тире (вместо запятой или само по себе), нужное, где требуется, двоеточие, не говоря уже о вопросительных и восклицательных знаках (по отдельности или в сочетании друг с другом), делают текст более выразительным и внятным, придают ему эмоциональность и, значит, лучше отражают интонации как самого автора, так и его героев, усиливают нужные акценты на важных элементах повествования и рассуждений героев и автора. Сочетание знаков «?!», например, позволяет наглядно передавать удивление героев или самого автора (только следует помнить, что всегда пишется именно так – «?!», а не «!?», потому что главное в интонации удивления всегда само удивление, а не восклицание, которым оно выражается. Поэтому это всё очень важно именно в стилистическом плане.

    Автор почему-то забывает, что тире в тексте ли, в прямой ли речи персонажей всегда обособляется пробелами. Кроме того, видно, что проблема написания сочетаний прямой и косвенной речи (проблема 99% авторов) присутствует и в данном случае. Если автор мне напомнит – вышлю нашу методичку по написанию таких сочетаний – явно пригодится.

     

    В тексте присутствуют повторяющиеся явно лишние описания – например, в самом начале автор несколько раз почти подряд повторяет, что героиня «крепко сжала свою сумку». Ну к чему это опереточное нагнетание волнения?! Вполне достаточно однократно сказать о «сжатии сумки», тем более, что чуть далее даётся описание такого же нервного «сжатия подвески». Возможно, о «сжатии подвески» не стоит говорить вообще, а лишь ограничиться каким-то иным упоминанием этого оберега (а ещё лучше сказать про оберег в самом начале вместо троекратного «сжимания сумки»).

    Не вполне понятный момент, что Велеслава называют «Ирбисом». Нет, красиво, конечно, но как-то сомнительно, что какие-то воры из глуши в Древней Руси знают название барса из Центральной Азии. Это я всё к тому, что стоит продумывать уместность различных экзотических слов и соотносить их с местом и временем действия своих сюжетов.

    В целом автор вполне владеет словом, но, как я подозреваю, попытки нарочитой стилизации под «древнеславянские сказы» служат ей плохую службу, создавая слишком уж «штампованный» текст. Это, собственно, и понятно: сказать что-то не то чтобы «принципиально новое», а хотя бы достаточно оригинальное на базе всего этого народного фольклора (что славянского, что любого другого) просто невозможно – очень уж ограничен и замусолен набор «кубиков» для выкладывания мозаики сюжетов. Ведь даже «логики» какой-то в подобных сюжетах придерживаться сложно. Например, Ясна ходит и ходит по оврагу кольцами, и только находившись вдруг соображает, что можно сыпануть полыни, которая у неё в сумке лежит. Чего ж не сыпанула сразу? Ну, понятно: иначе какой сюжет? (Кстати, а какие «кольца» тропинок могут быть в ОВРАГЕ?! У оврага что, ширина – километр?!) Ну и т.д., и т.п. – к сожалению, в целом текст набор заезженных штампов из разнообразного рода «старославянских сказов».

    Мне кажется, что автор умеет писать действительно очень неплохо, только стоит выбирать более «свежие» темы для раскрытия собственного таланта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru