Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Хохлова А., Орлов Д., – ПСС – 30

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

-----------------------------------------------------------------------------------------

Харона, дремлющего в лодке у берега чёрного Стикса, Дмитрий Михайлович заметил ещё издали, когда уточнял дорогу у чумазого малолетнего чертёнка. Последний, чертыхаясь на Балабановскую фабрику, пытался развести огонь под котлом со смолой и грешниками.

– Не перевезёте, уважаемый? – подойдя поближе, спросил у Харона покойный.

– А? Деньги есть? – встрепенулся перевозчик.

Похлопал себя по карманам брюк и, обыскав пиджак, Дмитрий Михайлович обнаружил металлический советский рубль.

– Меня похоронили в старом костюме. И вот… завалилось за подкладку.

Харон покрутил монету в руках и с явным сожалением вернул обратно.

– Я собираю советские рубли, но принять к оплате не могу, – вздохнул он.

– Почему? – огорчился покойный.

– Устав перевозчиков мёртвых. Параграф два, пункт девять: «Нельзя принимать в качестве оплаты монеты несуществующих государств, за исключением специально зарезервированных валют», – процитировал перевозчик.

– Каких?

– Драхмы, оболы, сестерции, денарии, квинарии, – принялся перечислять Харон.

Покойный устало махнул рукой, давая понять, что ничего из вышеперечисленного у него нет.

– А зачем вам к древним грекам? – вкрадчиво поинтересовался перевозчик. – Вот, помню, перевозил одного доктора исторических наук. За два советских пятака. Но так то до 1991 года было, – Харон уважительно покачал головой в черном капюшоне и продолжил: – Он умолял довезти его хоть до Тартара. Так Древнюю Грецию любил, что согласен был жить после смерти хоть в будке у Цербера, если тот не против. А вам что там делать? Вы кто? Инженер? Бюджетник?

– Так точно, – не стал отпираться Дмитрий Михайлович.

– Глаз у меня намётанный! – порадовался своей проницательности Харон. – А вероисповедание какое, если не секрет?

– Атеист.

– Ууу… Не берут никуда, да?

– Не берут, – грустно подтвердил слова Харона, покойный.

– А к древним египтянам не просились? Осирис – дядька добрый.

– Так там очередь на последний суд со времен 18 династии тянется, – пожаловался Дмитрий Михайлович. – И записываться надо было ещё при жизни, и анкету иероглифами заполнять.

– В Вальгалле были? – участливо поинтересовался Харон.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Относительно сюжета – он совершенно очарователен, и будет интересен

    Сразу о наборе текста: всё-таки, нужно писать с красными строками – так элементарно читать легче, поскольку видишь где начинается каждый новый абзац (включая и абзацы речи персонажей, разумеется). И, самое главное: красные строки определены нормами русского литературного языка. Некоторые авторы не пишут красные строки, но делают увеличенные интервалы между абзацами – так хотя бы видно, где начинается новый абзац. Но этот приём, годится только для интернетных статей, а художественном произведении следует писать красные строки. Это, естественно, не фатальный момент для оценки произведений, но элемент культуры набора текста.

    Замечания есть по написанию сочетаний прямой и косвенной речи. Автор, правда, использует очень ограниченный набор таких вариантов (самый простой случай), и поэтому в большинстве мест пишет это правильно, но отдельные случаи дают понять, что сознательного написания таких сочетаний в их многообразии нет. Как всегда говорю, если автор мне напомнит, то вышлю нашу методичку по данному вопросу – будет полезно.

    В плане литературного языка – никаких претензий: написано легко, живо, увлекательно.

    Относительно сюжета – он совершенно очарователен, и будет интересен как и тем, кто помнит СССР, так и совсем молодым для «общего развития», что называется, поскольку я вполне допускаю, что наиболее любознательных подтолкнёт к тому, чтобы внимательнее познакомиться историей страны, где жили их мамы и папы, дедушки и бабушки.

    Немного туманная концовка взвывает ощущение «зарисовки», но, собственно, в этаких во многом «стёбных» произведениях – это своего рода «литературный приём», который вполне допустим и оправдан. Принимается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru