Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Скоморохова Е. – Храм счастливого одиночества – 44

– Это приложение с буфером обмена операционной системы, компилятор и интерпретатор. Система с помощью пера использует нервные окончания на пальцах рук как каналы для связи с мозгом и нейросетью автора. Затем она кодирует информацию и переносит её на страницу, то самое гладкое покрытие, к которому ты прикасаешься при чтении. После финальных правок я запечатываю код, и больше никто не сможет его изменить, – учила Мамфорд, а я смотрел на неё, как первоклассник. – Всё просто. Читаешь и смотришь, что получается на выходе на мониторе, если есть расхождение, то вносишь правки. Любой справится.

– Но разве можно передать через зрительные образы язык, алгоритмы, их структуру?

– А ты сам проверь, – и Кира кивнула головой в сторону стеллажей. – Книга старого беркучи сможет научить тебя охотиться с орлом. А программист с хорошей фантазией сможет описать процесс кодировки.

Я прикоснулся острым концом пера к первой странице рукописи, где красовалась фамилия автора. Мои пальцы заскользили, вырисовывая отчётливые буквы: «Редактор Тимофей Григорьев». Увлечённый процессом пририсовал завитушки и кренделя – они вышли ровными и симметричными. Ничего себе! Да я каллиграф и художник! На мониторе в это время отразились символы соёмбо. Когда я надел очки, с экрана на меня удивленно смотрел лохматый небритый мужик, помятый и невыспавшийся. Дрожащей рукой я пригладил волосы на затылке и стёр свою фамилию с рукописи. Надо сначала хорошенько всё обдумать, поработать, перепроверить. А обезьяне придётся вымыть голову и побриться.

В нерешительности я стал листать рукопись засранца Бухнина.

– Не уверен, что у меня получится.

– Тогда возвращайся домой, – спокойным голосом произнесла Мамфорд.

Я то, как дурак, ждал, что Мымра начнёт уговаривать остаться, а она… Она была прекрасна. В своей молчаливости, безразличии, отрешённости ото всех, погружённая в работу и в свои мысли. Равнодушная, холодная, отстранённая, будто находилась в параллельной Вселенной. А ещё она точно знала, как я поступлю, читала меня как книгу. Дьявол в серой юбке. Идеальная.

– Работай, Григорьев, через двадцать семь дней я вернусь за рукописью.

– Я останусь один?

– А тебе нужна нянька?

«Ну и стерва!» – выругался я про себя, без объяснений встал и вышел в коридор.

Цель, как и дорога, у меня была всего одна – прямо по коридору. Затем через дверь снова гладкие стены, потом лифт и свобода на все четыре стороны. Я вышел на поверхность. Меня встретило яркое солнце, морозная свежесть и шум деревьев. Попытался осознать, что я в горах, в Монголии, лето, и я не сошёл с ума. Просто увидел кое-что новое. И если хорошенько подумать, то за месяц можно попробовать во всём разобраться. Глотнул чистого кислорода как перед погружением, выдохнул и вернулся на дно бункера. Чёрт с ней, с этой Мымрой, надо помочь Бухнину дописать книгу.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    сюжетные сцены – это яркие, чёткие и весьма убедительные картинки

    По набору текста замечаний нет ­ где надо, стоят тире, а не дефисы, буква «ё» написана. Есть традиционные замечания по написания сочетании прямой и косвенной речи (увы, увы – болезнь 99% авторов). Как всегда, в рецензиях это не поясняю, т.к. слишком долго, а если автор мне напомнит – вышлю нашу методику по данному вопросу. Будет однозначно полезно.

    Литературный язык у автора хорошо – написано живо и ярко. Вообще основная часть сюжетных сцен – это яркие, чёткие и весьма убедительные картинки. Я несколько знаком со средой программеров – весьма убедительно. Нет перегруза профессиональными терминами, что часто губит многие тексты подобной тематики, а тут всё с хорошим чувством меры сделано. И та же фамилия «Бухнин» – это песня просто.)))))

    Сюжет увлекателен и интересен, но его портят вот какие моменты.

    Не слишком верится в возможность существования того места где работает Григорьев. Выстроить тайно такой бункер даже (а возможно – особенно) в глухих горах незаметно невозможно. Да и вообще, «что знают двое – знает и свинья» (Генрих Мюллер). И, самое главное, концовка весьма невнятная получилась сама по себе, да ещё и заканчивается всё этаким «богом из машины» – появлением какого-то престарелого монгольского изобретателя, да к тому же явно олигарха мирового масштабы. Так что совсем уж портит дело «сказка» про строительство огромного исследовательского центра (аж на 3 тысячи человек!), да ещё так, что никто и об этом не узнает. Даже в том виде, в каком показано место работы Тимофея, построить подобный центр тайно невозможно, а уж на огромное число работников – и подавно. Даже просто представить себе логистику подобной стройки – и уже воскликнешь: «Не верю!»

    Возможно, в тексте есть этому какое-то убедительно «оправдание», но я его не заметил, т.е., в таком случае, автор не сумел это внятно донести до читателя.

    С удовольствием взял бы данный текст в журнал, но не люблю сказки, особенно в произведениях с грифом «НФ». Поэтому к автору просьба-предложение: постараться как-то подправить концовку, чтобы было без «сказки». Да и существованию даже того бункера, где работал Тимофей, надо придумать более убедительную «секретность».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru