Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Скоморохова Е. – Храм счастливого одиночества – 44

– Вооон, – махнул тяжёлой рукой мой сопровождающий в сторону склона горы, – видишь, развевается синий хадаг, символ нашего неба?

– Нет, – я никак не мог разглядеть ничего похожего на нечто развевающееся.

– Хадаг – это знак уважения. Ленты висят вдоль тропы, ведущей к монастырю Тувхэн-хийд. Он стоит на горе Товхон на высоте выше двух тысяч метров. Место это окружено лесом и видно его только с юга. В 1654 году там построили храм на девятнадцатилетие Дзанабадзара, первого богдо-гэгэна Монголии.

– Первого кого? – шум ветра не дал мне расслышать.

–  Богдо-гэгэн – светлейший Владыка, глава буддийской общины Монголии, – Октай говорил медленно и с важным видом. Очевидно, что роль экскурсовода ему нравилась. А я уже сильно сомневался, что передо мной стоит простой водитель.

– И что, крутой мужик был этот святой? – я замёрз и решил, что экскурсионную вводную пора сворачивать.

– Дзанабадзар – это не миф, а реальный человек, скульптор, художник, учёный. – Мне показалось, что я слегка расстроил Октая, который резким движением затушил сигарету и аккуратно положил бычок обратно в пачку и продолжил, – Богдо-гэгэн разработал письмо соёмбо, использовав написание слева направо, а не вертикально, как было до этого. Монахи стали переводить научные и художественные тексты с помощью соёмбо на монгольский язык. Это повлияло на нашу культуру. Эмблема Соёмбо стоит на нашем флаге и на деньгах.

Октай достал из кармана куртки увесистый кошелёк и протянул мне зелёную купюру в пятьсот тугриков с изображением Чингиз-хана:

­– Смотри справа от портрета.

– Символы огня, солнца и луны, две рыбы, не смыкающие глаз, степь, ворота и острие, направленное на врагов, – купюра быстро вернулась к удивлённому владельцу. Кое-что о Монголии я всё-таки знал. Спасибо, что Октай не стал рассказывать про Чингиз-хана, а то пришлось бы его перебивать, а это уже было бы совсем невежливо.

– Так вот, – невозмутимо продолжил рассказ широкоплечий экскурсовод, – ритуальный хадаг висит, чтобы показать дорогу к храму тем, кто по завещанию Дзанабадзара идёт пешком последние три километра.

– А почему мы едем на машине?

– Ты хочешь очиститься от грехов и отправиться вверх по горной тропе? – Октай с вызовом поднял густые брови.

– Нет уж, спасибо. Я не буддист.

Октай ухмыльнулся и пошёл к машине. Туристическая вводная к моей радости закончилась. Я отошёл за джип, в заросли священного места, совершил свои мирские дела и вернулся. Сзади на сиденье лежала чёрная папка.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    сюжетные сцены – это яркие, чёткие и весьма убедительные картинки

    По набору текста замечаний нет ­ где надо, стоят тире, а не дефисы, буква «ё» написана. Есть традиционные замечания по написания сочетании прямой и косвенной речи (увы, увы – болезнь 99% авторов). Как всегда, в рецензиях это не поясняю, т.к. слишком долго, а если автор мне напомнит – вышлю нашу методику по данному вопросу. Будет однозначно полезно.

    Литературный язык у автора хорошо – написано живо и ярко. Вообще основная часть сюжетных сцен – это яркие, чёткие и весьма убедительные картинки. Я несколько знаком со средой программеров – весьма убедительно. Нет перегруза профессиональными терминами, что часто губит многие тексты подобной тематики, а тут всё с хорошим чувством меры сделано. И та же фамилия «Бухнин» – это песня просто.)))))

    Сюжет увлекателен и интересен, но его портят вот какие моменты.

    Не слишком верится в возможность существования того места где работает Григорьев. Выстроить тайно такой бункер даже (а возможно – особенно) в глухих горах незаметно невозможно. Да и вообще, «что знают двое – знает и свинья» (Генрих Мюллер). И, самое главное, концовка весьма невнятная получилась сама по себе, да ещё и заканчивается всё этаким «богом из машины» – появлением какого-то престарелого монгольского изобретателя, да к тому же явно олигарха мирового масштабы. Так что совсем уж портит дело «сказка» про строительство огромного исследовательского центра (аж на 3 тысячи человек!), да ещё так, что никто и об этом не узнает. Даже в том виде, в каком показано место работы Тимофея, построить подобный центр тайно невозможно, а уж на огромное число работников – и подавно. Даже просто представить себе логистику подобной стройки – и уже воскликнешь: «Не верю!»

    Возможно, в тексте есть этому какое-то убедительно «оправдание», но я его не заметил, т.е., в таком случае, автор не сумел это внятно донести до читателя.

    С удовольствием взял бы данный текст в журнал, но не люблю сказки, особенно в произведениях с грифом «НФ». Поэтому к автору просьба-предложение: постараться как-то подправить концовку, чтобы было без «сказки». Да и существованию даже того бункера, где работал Тимофей, надо придумать более убедительную «секретность».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru